Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ). Логотип.

Контакты

E-mail: info@oiru.org

КОСИНО

Рысин Л.П., Ерёмкин Г.С.,Насимович Ю.А.,Лихачёва Э.А.

Если бы старинное село Косино, не так давно вошедшее в черту Москвы у её восточной окраины, имело герб, то наверняка на нём были изображены три озера: Белое (самое большое и глубокое), Черное и Святое - главная достопримечательность этих мест. Ещё в начале XV века в духовной грамоте князя Владимира Серпуховского была сделана запись: "А из московских сел дал есмь княгине своей ... Косино с тремя озеры...". Но Косино существовало задолго до этого документа; оно было уже в первой половине XIV века. Следовательно, ему около семи веков. Далеко не каждое московское селение может похвастаться таким возрастом.

С давних пор в Косино шли паломники. Они направлялись к Святому озеру, где когда-то по преданию явилась икона святого Николая, в озеро окунались. Существовала легенда, что раньше на месте Святого озера стояла церковь, но она погрузилась в воду. Впрочем, если принять во внимание предположение о карстовом (провальном) происхождении озера, то в основе легенды может быть реальное событие.

Сейчас Косино - один из московских микрорайонов, где продолжается интенсивное жилищное строительство, растёт численность населения, но об истории этих мест, наверняка, знают очень немногие. Мы хотим рассказать о Косине и его окрестностях, в том числе и об озёрах, которые являются подлинным природным наследием. Неслучайно здесь была организована и много лет успешно работала Косинская биологическая станция; труды ее сотрудников вошли в фонд российской науки и до сих пор не теряют своего значения. Был тут и заповедник. Время очень многое изменило, но остались Косинские озёра, сохранился храм начала XIX века и есть история этих мест, которую не нужно забывать.

ИЗ ИСТОРИИ КОСИНА


Мы начали рассказ о Косине с духовной грамоты князя Владимира Андреевича Храброго, составленной в 1401 году. Спустя несколько лет князь скончался, и Косино перешло к его вдове Елене Ольгердовне. Она потеряла не только мужа, но и сыновей - они умерли во время эпидемии 1420-х годов, остался только внук Василий Ярославович. Княгиня под именем Евпраксии постриглась в Рождественском монастыре, а перед смертью написала завещание, в котором Косино отдавала монастырю.

В последующие годы владельцы села сменяли один другого. В истории Косино не было известных фамилий. По-видимому, оно не представляло какого-то особого интереса; это было небольшое село, затерявшееся среди лесов. Но жизнь шла своим чередом.

Следующий документ, в котором речь идет о Косине, относится к середине XVI века. Село уже не принадлежит монастырю, оно находится во владении у Семёна Павловича Ладыженского, а в 1576 году - у Василия Павловича Коржавина.

В 1617 году Косино отдаётся детям думного дьяка Посольского приказа Василия Григорьевича Телепнёва - Юрию, Степану и Даниилу. Сам Василий Телепнёв верно служил царю Василию Шуйскому, и Государева грамота, утверждающая права новых владельцев, была признанием заслуг их отца. По описанию 1623/1624 годов в селе был храм Николая Чудотворца, двор помещиков, и пять крестьянских дворов. В 1646 году в селе было только три крестьянских двора, в них жили 11 человек. Сыновья В.Телепнёва пошли на дипломатическую службу. Юрий вёл переговоры в Польше, Степан был назначен послом в Турцию; мало что известно о третьем сыне. Телепнёвы владели Косиным почти два столетия. Известно, что в 70-х годах XVII в. сыновья первых владельцев - Василий Данилович, Иван Степанович, Григорий и Михаил Юрьевич Телепнёвы строят деревянную Никольскую церковь. В эти годы в селе 6 дворов с 17 крестьянами.

В Косине бывал молодой Пётр 1 и даже задумал сделать Белое озеро местом обучения морскому делу. Рядом с усадьбой Телепнёвых были устроены пристани, на озере появились лодки, но в конечном итоге Пётр выбрал Переславльское озеро. На берегу озера и сейчас сохраняется судно, на котором Петр плавал. Рассказывали, что Пётр подарил местной церкви икону Богоматери, привезённую графом Б.П.Шереметевым из итальянского города Модены. Эта икона получила название "Моденской" и считалась чудотворной. Некоторое время она находилась в Музее древнерусского искусства в Москве, а в июле 1991 года возвращена в храм (икона св. Николая чудотворца бесследно исчезла).

В 1704 году владельцем Косина, в котором 5 дворов и 26 человек, является Иван Ларионович Телепнёв. Следующие хозяева - сын Пётр Иванович, внук Иван Петрович, правнук Николай Степанович. В 1812 году село разграблено французской армией, пострадал и храм. Большинство жителей "пошли по миру".

В 1814 году вдова статского советника Дмитрия Ивановича Телепнёва - Елена Васильевна продаёт село с угодьями и крепостными московскому купцу 1-й гильдии Дмитрию Александровичу Лухманову, торговавшему антиквариатом. По существовавшим тогда законам купец не имел права владеть крепостными; поэтому официальными владельцами Косина является не Лухманов, а совершенно иные люди: подпоручица Марфа Афанасьевна Татаринова (1814-1820), секунд-майор Иван Акимович Мальцев (1821-1829), действительный статский советник Павел Фёдорович Степанов (1830-1836), вдова Екатерина Афанасьевна Старово-Милюкова (1837-1848). Сам же Лухманов отстраивает Косино. В 1818-1823 гг. возводится каменная церковь Успения Богоматери - храм-ротонда в стиле классицизма. В церкви находились обе известные иконы - св. Николая и Моденской Богоматери в дорогой ризе, украшенной бриллиантами и алмазами. Несколько в стороне, в 1823-1826 гг. ставится колокольня, построены дома для церковного причта. В 1839 году весь комплекс церковных строений обносится красивой каменной оградой с башенками и бойницами. Известность храма в Косине продолжает расти. В 1829 году его посетили императрица Мария Фёдоровна и великая княгиня Елена Павловна.

В 1841 году Д.А.Лухманов умирает - его хоронят в Успенской церкви; об этом напоминает плита на полу у входа в храм. Тот способ, который он выбрал для получения прав на село, имел печальные последствия для наследников, поскольку в документах владельцами Косина числятся разные "подставные" лица. Начинается тяжба между родственниками Лухманова и крестьянами; последние на том основании, что люди купеческого сословия не имеют права владеть крепостными, добиваются освобождения от крепостной зависимости и выигрывают дело, но лишь частично. Николай 1 указом освобождает крестьян из владения Лухмановых, но оставляет за ними только небольшие наделы. Что же касается большей части имения - с усадьбой, угодьями, лесами, озёрами, то оно было причислено к государственному имуществу.

До 1867 года усадьба и озёра сдавались в аренду, а затем усадьбу покупает Императорское техническое училище для летнего пребывания учеников. В 1888 году усадьба выставляется на продажу и её покупает московский купец Михаил Елисеевич Горбачёв; он устраивает здесь ленточную фабрику. Позже она преобразовалась в трикотажную фабрику, существующую и поныне (здания юго-западнее трёх церквей).

После того как неподалёку от Косина прошла железная дорога и была поставлена платформа, сюда хлынули дачники, чаще всего поселявшиеся в крестьянских домах. По-прежнему очень много паломников. В конце XIX века С.М.Любецкий (1880) писал о Косине: "Очень приглядны дачи, но ночлеги беспокойны, во-первых, потому, что во всю ночь раздаётся шум колёс и колокольчиков проезжающих богомольцев; во-вторых, в каждом углу дома набито множество ночлежников - на полатях, на подволоках, на сенниках и даже на дворе, под досчатыми навесами, в соседстве с курятниками и с закутами; в ином месте раздаётся писк и плач грудных детей, в другом - пронзительное пение горластого петуха или скрипучее мычание коровы, или лай собаки; уж и не говоря о насекомых, которые держат ночлежников в осадном положении. Чуть кто только задремлет, а на рассвете уже поднимается общая суматоха, все спешат вставать, снаряжаются, охорашиваются; вот скоро раздастся медный язык колокола, приглашающий к обедне - по улице задвигается народ в разноцветных костюмах - франтовских, ярких и простых, смиренных, улица превращается в городской бульвар. Особенно, колыхаясь, пестреют над головами дам распущенные зонтики как огромного размера тюльпаны".

По окончании обедни и заказных молебнов богомольцы отправлялись к Святому озеру; длинный деревянный мост, поставленный над заболоченным берегом, заканчивался часовней. По обе стороны моста были устроены купальни для желающих окунуться - это тоже было традицией.

Сейчас здесь нет ни моста, ни часовни, ни деревянного Никольского храма - он сгорел в 1947 году. Успенский храм долгое время не использовался по прямому назначению, но десять лет назад он был возвращён патриархии. Неподалёку от него стоит на месте сгоревшей церкви на старом фундаменте храм, построенный в 1986 году и освящённый в 1993 году.

Ещё в конце XIX в. Косино стало местом научных исследований - гидробиологи проводили изучение озёр. В 1908 году профессор Григорий Александрович Кожевников организует Биологическую станцию Московского университета. В 1930 году она была преобразована в Лимнологическую станцию Гидрометеослужбы СССР, но в 1940 году её закрыли. Осталось несколько томов научных трудов, которые до сих пор сохраняют своё значение.

В 1920-х годах на площади 54,5 га был организован Косинский государственный заповедник, включавший все три озера и участок, заросший лесом. К сожалению, просуществовал он недолго и был закрыт. В 1927 году был учреждён заказник "Выхинское болото" (площадь 950 га), располагавшийся между посёлком и станцией Косино и посёлком Вешняки. Заказник был создан по ходатайству товарищества "Московский охотник" специально для обучения легавых собак. Со своей стороны товарищество обещало произвести "посадку" дупелей и серых куропаток.

После 1917 г. в Косине созданы один из первых в Московской области овощеводческих совхозов, а также трикотажная фабрика. С 1980-х годов вся эта местность вошла в черту Москвы и стала частью района массовой застройки - Новокосина.

Рельеф и геологическое строение


Рельеф окрестностей Косина, в целом, типичен для западной части Мещерской низменности - для так называемой Московской Мещеры, в пределах которой расположено Косино. В первом приближении это довольно плоское и пониженное место. Перепады высот очень малы. Никаких приречных обрывов или крутых склонов. Да и сколько-нибудь значительных рек вблизи нет. Плоское водораздельное пространство между двумя притоками р.Москвы - р.Пехоркой, протекающей восточнее Москвы, и р.Нищенкой, протекающей в Москве, точнее - в подземном коллекторе под жилыми кварталами и промзонами.

Озёра находятся на высоте примерно 140 м над уровнем моря. Местность очень плавно повышается на север - к Носовихинскому шоссе (150 м), а понижается на юг - к Кузьминскому лесопарку. Водораздел Пехорки и Нищенки проходит приблизительно по улицам Чёрное озеро и Большая Косинская (чуть северо-восточнее), но почти не заметен на местности. Ближе всего к водоразделу Святое озеро, почти лежащее на нём; дальше всего - Чёрное, которое занимает ложбину, проходящую вдоль МКАД. Сток из Святого озера осуществляется на северо-восток - в Банную Канаву и далее в р.Пехорку, а сток из Чёрного и Белого озёр - через Косинский ручей, Пономарку (в Кузьминках и Люблине) и Нищенку.

Косино расположено на третьей надпойменной террасы реки Москвы (см. геоморфологическую схему). Эта терраса сложена речными песками и имеет в Москве высоту 135-160 м. Получается, что "наша" местность идеально "вписывается" в эти параметры. В пределах этой террасы в окрестностях Косина различаются плоские поверхности и пологие склоны, а также фрагменты озёрных равнин и прорезающие террасу днища балок и ложбин без постоянных водотоков. Плоские поверхности - это наибольшая часть территории. Пологие склоны узкой полосой подступают с востока к Чёрному и с северо-востока к Белому озёрам, т.е. это склоны озёрных котловин. Озёрные равнины - сами Косинские озёра с прилегающими к ним болотами, а также полоса, которая тянется от Белого озера на юго-запад к Кузьминкам и реке Москве (здесь, в частности, находятся два озеровидных искусственных водоёма-отстойника - округлый и почти прямоугольный). К категории "балок и ложбин" отнесены верховья Косинского ручья (севернее Чёрного озера) и сток из Святого озера в Банную Канаву.

В геологическом отношении окрестности Косина типичны для границы Мещерской низменности и Клинско-Дмитровской возвышенности. Как почти везде в Московской области, здесь последовательно сверху вниз залегают слой безвалунных покровных суглинков, валунные глины и суглинки (ледниковые и водно-ледниковые отложения), пески мелового периода (фрагментарно, не везде), отложения юрского периода (из них наиболее известны чёрные юрские глины), известняки и доломиты каменноугольного и девонского периодов, уходящие своей толщей до самого кристаллического фундамента Русской равнины. Поверхность кристаллического фундамента залегает под Косинскими озёрами на глубине 1600 м ниже уровня моря (Кузьменко, 1997).

Покровные суглинки образовались в послеледниковое время в результате переработки ниже лежащих отложений поверхностными силами - водой, ветром и т.п. Во многих местах они залегают на поверхности, являясь почвообразующей породой. Поэтому почвы здесь во многих местах суглинистые, чем отчасти определяется характер растительности. Этим территория больше сходна с Клинско-Дмитровской возвышенностью, чем с супесчаной и песчаной Мещерой.

Под покровными суглинками залегает, в основном, материал, принесённый ледником. Моренный рельеф не характерен для Мещеры, но по краям этой низменности и, в частности, в окрестностях Косина фрагменты моренной равнины всё-таки имеются. Вблизи Реутова есть участки, где присутствуют одновременно верхняя (московская) и нижняя (днепровская) морены.

Моренные отложения на большой площади рассортированы по размеру частиц талыми водами отступающего ледника - текучими и запруженными. Это водно-ледниковые отложения. Глинистые частицы в этом случае обычно уносятся водой, а более тяжёлые, песчаные, остаются, и потому на некоторой глубине в Косине во многих местах залегают пески. Такие пески устилают, в частности, дно Белого озера. Это характерно для мещерской части города больше, чем для других его частей.

Водоупорным слоем, как почти везде в Мещерской низменности, в Косине являются глины юрского периода. Важная особенность Косина - наличие в этом месте древней погребённой речной долины, так называемой Измайловской ложбины. Измайловская ложбина, или иначе долина доюрской пра-Яузы, проходила через нынешние Измайловский лес, Выхино, Кузьминки и Люблинские поля. С такими погребёнными долинами иногда связано медленное современное перемещение грунтовых вод.

До какого-то времени все три Косинские озера "единогласно" считались ледниковыми. Это означало, что их котловины порядка 170-190 тысяч лет назад выдавлены последним ледником, достигшим данной местности, т.е. московским ледником, и сами озёра имеют достаточно солидный возраст. Никто, правда, не утверждал, что они не изменились за столь долгое время. Изучение озёрных отложений показало, что глубина и площадь озёр менялись. Менялся и состав отложений. Тем не менее, было не вполне понятно, почему эти не очень-то крупные водоёмы вообще не заросли полностью ещё в первые тысячелетия своего существования. Ведь мы видим, как многие озерки Мещеры (например, Большое и Малое Микины в Егорьевском районе) целиком затянулись растительной сплавиной на глазах у одного поколения, за несколько десятилетий. Довольно быстро происходит и накопление отложений на дне озёр. Значит, должны быть какие-то механизмы "обновления" озёр, или же их котловины возникли не столь давно. Среди жителей Косина бытовала, например, версия, что Святое озеро образовалось на памяти местных жителей в результате провала или просадки грунта... В настоящее время "ледниковая гипотеза" происхождения Косинских озёр не очень популярна. Выдвигались предположения, что озёрные котловины в течение многих тысячелетий были заполнены погребённым льдом, который в конце концов растаял. Предпринимались также попытки объяснить появление или, по крайней мере, поддержание котловин за счёт карстовых процессов. Общеизвестно, что под юрскими глинами и песками везде в Мещере располагается слой известняков и доломитов каменноугольного и девонского периодов. Известняки постепенно растворяются в воде (карст), в результате чего возникают подземные полости. Расположенные выше пласты могут относительно быстро проваливаться или постепенно проседать в эти полости. Песчинки, кроме того, вымываются из верхних слоёв водой (суффозия). Учитывая возможность таких процессов, Косинские озёра объявлялись карстово-провальными, карстово-просадочными или карстово-суффозионными. Известно, что на территории Москвы участки с проявлениями карста, как правило, приурочены к доледниковым погребённым долинам рек Москвы, Яузы и их притокам (Кутепов и др., 1997). Один из таких участков - Ходынское поле. Поперечники современных провальных воронок в этом месте иногда достигают 40 м, а глубина - 8 м, хотя обычно размеры гораздо меньше. Нельзя исключить, что карст в какой-то степени может быть связан и с более древними погребёнными долинами, если по ним или вдоль них происходит медленное перемещение грунтовых вод. В Косине известна долина доюрской пра-Яузы (Измайловская ложбина), пересекавшая местность с севера на юг. В таком направлении сейчас вытянуто Чёрное озеро. Впрочем, всё это догадки, и нужно констатировать, что механизм возникновения и поддержания Косинских озёр достоверно не выяснен. Ясно только, что Святое озеро сейчас быстро зарастает, а на Чёрном озере ещё в XX в. велись торфоразработки (это на две трети торфяной карьер). Что же касается Белого озера, то и в его "жизнь" человек вмешивался. Так, например, известно, что озеро время от времени подвергалось очистке, т.е., нужно понимать, что растительность из него удалялась. Были периоды, когда оно сильно зарастало, и к воде нужно было идти по мосткам. В этой связи хочется процитировать слова известного озероведа Д.Хатчинсона: "В масштабах времени, измеряемого ... непродолжительной жизнью человека, озёра кажутся постоянными компонентами ландшафтов. Однако в геологических масштабах времени озёра преходящи. Они рождаются обычно в катастрофах, достигают зрелости и тихо и незаметно умирают".

Озёра и их растительность

Хотя все три озера, относятся к одной озёрной группе и расположены рядом, каждое из них имеет свой неповторимый облик, свою резко различную природу. Это может объясняться, в частности, разными механизмами или разным временем их появления, а также разницей в характере хозяйственной деятельности человека.

Белое озеро - самое большое из трёх, овальной или грушевидной формы, с пологими и сухими берегами, ровным песчаным или местами илистым дном. Его площадь - 37 га, наибольшая глубина - 13,5 м, средняя глубина - 4,5 м, мощность озёрных отложений - более 10 м (Лихачёва, 1997). По другим данным (Водоёмы Подмосковья, 1969), площадь - 27,5 га, глубина 10 м, но в средней части имеется яма глубиной 17 м. Из озера в его юго-западной части есть сток, соединяющийся ниже со стоком с Чёрного озера. Почти со всех сторон озеро охватывается сельской застройкой. Берега на небольшом удалении застроены (с восточной стороны имеются, в частности каменное здание Косинской фабрики и три церкви). На южном берегу есть подобие дамбы. Имеются песчаный пляж, лодочная станция, дом рыбака. В озере по-прежнему много рыбы, и оно круглый год используется для рыбалки, но и это результат деятельности человека. Согласно литературным источникам, на откорм выпускались стерлядь, судак, лещ, карп, карась, щука, угорь, форель (Водоёмы Подмосковья, 1969; Лихачёва, 1997).

Второе озеро, Святое, наоборот, сильно заболочено. Торфяное сфагновое болото окружает его широким кольцом. В одном из старых источников указывалось, что площадь озера 21 га, а глубина - 8 м. Согласно более поздним данным, площадь озера - всего 8 или даже 6 га, глубина до недавнего времени составляла 3 м. Не исключено, что такая разница в приводимых параметрах отражает реальную картину: озеро быстро зарастает и мелеет. Обычно указывается, что оно особенно заросло и обмелело после осушительных работ в прилегающей местности, но изменения могли произойти не столько из-за осушения, сколько в результате смыва удобрений, что привело к разрастанию водных и околоводных трав. Тем не менее, водоём до сих пор используется для рыбалки (в основном, с надувных лодок, так как удобных подходов к воде нет).

Третье озеро - Чёрное - соединено заболоченной протокой с Белым. Оно лежит в слабо выраженной вытянутой ложбине и потому само вытянутое; через него протекает Косинский ручей - левый приток Пономарки, на котором расположены Кузьминские и Люблинские пруды. Площадь Чёрного озера - 24 га, глубина - менее 3 м, мощность озёрных отложений - до 15 м. В одном из старых источников указывается, что площадь озера всего 3 га, и когда-то это могло соответствовать действительности. Озеро было гораздо меньше, а южнее находилось переходное болото, которое к середине 20 в. было выработано. В результате затопления торфяного карьера возник южный плёс, соединённый короткой протокой с Белым озером. В настоящее время южный берег, сухой и песчаный, занят маленьким лесным массивом (сосна, берёза) и луговинами. Здесь находятся заброшенные постройки ("Милицейская Дача"). С западного берега за неширокой лесополосой проходит МКАД. С восточного берега располагается сельская застройка. Северный берег - заболоченный, "наплывной", окружён берёзовым мелколесьем с осиной и ивами. Отсюда к озеру подходят луга и пустыри, которые с 1996 г. интенсивно застраиваются многоэтажными домами (Новокосино). Берега озера представляют собой торфяник, который иногда загорается от туристических костров. Так, например, в начале августа 2002 г. здесь наблюдалось сразу два очага возгорания. Значит, характерный запах горящего торфа, который иногда ощущается во время засухи в восточной части Москвы, может иметь и местное московское происхождение.

Отличия между озёрами не ограничиваются размером, глубиной, заболоченностью и мощностью озёрных отложений. Они издавна и резко отличаются химическим составом растворённых в воде веществ. В связи с этим в них и на их берегах произрастают разные виды растений. Изучением этих озёр занималась расположенная на берегу Белого озера Косинская биологическая станция. Она была организована в 1908 г. профессором Г.А.Кожевниковым для проведения практики со студентами Московского университета. В дальнейшем она несколько раз меняла хозяев и название, просуществовав до 1940 г. В трудах этой станции в 1930 г. опубликовано "Исследование водной и прибрежно-водной растительности Косинских озёр" Т.Менкель-Щаповой. Москва тогда была ещё далеко от этих мест, растительность не подверглась сильному изменению человеком. Поэтому мы можем считать, что описан естественный флористический облик озёр, каким он был на протяжении нескольких веков.

В Святом озере и по его берегам зафиксировано 53 вида сосудистых растений, в Белом - 88, в Чёрном - 123. Эти цифры отражают разницу в качестве воды озёр.

Вода в Святом озере, расположенном чуть ближе к водоразделу, была наименее минерализована, не имела связи с грунтовыми водами. Поэтому здесь мог поселиться болотный мох сфагнум (белый, или торфяной мох), не выдерживающий растворённой в воде извести и подкисляющий воду. По краям озера возникло типичное верховое болото с относительно малым числом видов растений, приспособленных к сфагнуму. Среди них - растения из семейства вересковых (вереск, багульник, болотный мирт, подбел, голубика), а также шейхцерия, очеретник и пальчатокоренник пятнистый. На других Косинских озёрах этих растений не было и нет. Большинства из этих видов давно нет и на всей остальной территории Москвы, если не брать в расчёт нескольких болот у платформы Планерная, которые в формальном отношении недавно вошли в административные границы города. К сожалению, в настоящее время из-за осушительных работ в прилегающей местности, изъятия воды на орошение, смыва с окрестных удобряемых полей воды и других вмешательств человека Святое озеро утеряло свои изначальные характеристики. Почти исчезли вересковые кустарнички и другие свойственные верховым болотам травы (небольшое количество клюквы, болотного мирта и подбела всё-таки осталось на северо-западном берегу). Мощная сфагновая сплавина заросла кустарниковыми ивами и тростником. Кроме того, на сплавине и рядом с ней много сабельника, рогоза, частухи подорожниковой и других обычных обитателей болот с минерализованной водой. Среди них интересен телиптерис болотный - папоротник, который занесён в Красную книгу Москвы, так как, кроме Косинских озёр, известен лишь в пяти точках города.

Вода в Чёрном озере наиболее минерализована, имеет связь с грунтовыми водами. Один из родников находится вблизи северо-восточного берега, он оборудован, и около него часто выстраивается очередь из жителей Новокосина. К озеру в северо-западной части примыкает типичное низинное болото с ивами, рогозом, тростником, лесным камышом и многочисленными видами осок. Из растений, отсутствовавших вблизи других Косинских озёр, здесь в прошлом были отмечены раковые шейки (горец змеиный), белозор, телорез, осоки жёлтая, пузырчатая, дернистая и другие. К настоящему времени состав травянистых растений чуть-чуть изменился, но по видовому многообразию это озеро, как и прежде, превосходит остальные. Ивняки по берегам озера образованы преимущественно кустарниковыми ивами - пепельной и чернеющей. К ним примешиваются древовидные ивы - ломкая, козья, пятитычинковая. В ивняках и березняках северного берега много малины, которая оплетена эхиноцистисом лопастным - североамериканской травянистой лианой, побеги которой достигают в длину 6 м. Это растение появилось в культуре с 1960-х годов и вскоре "обрело независимость", внедрившись в состав пойменной растительности. И вообще среди околоводных растений много заносных видов. Повой вздутый - ещё одна североамериканская травянистая лиана, разросшаяся по берегам Чёрного озера примерно в эти же годы. Цветки этого повоя примерно в три раза крупнее, чем у полевого вьюнка, на который он очень похож. От местного повоя заборного, белоцветкового, он отличается розовыми цветками и вздутыми прицветниками. Череда олиственная - ещё одна "американка", недавно освоившая берега Косинских озёр. От местных видов череды, почти вытесненных, она отличается перистыми нижними листьями, сегменты которых имеют черешочки. Это крупное и вместе с тем изящное растение заполонило берега озёр и узнаётся по грязно-жёлтым соцветиям-корзинкам и красноватым стеблям. Недотрога железистая узнаётся по крупным малиновым или розовым цветкам, а также по плодам, которые при малейшем прикосновении с щелчком разбрасывают семена. Эта высокая жительница Гималайских гор использовалась в садах в качестве декоративного растения, а с 1970-х годов она образует обширные заросли вдоль подмосковных рек и озёр. Аир обыкновенный - индийский и китайский вид, занесённый в Европу несколько сотен лет назад. Он узнаётся по светло-зелёным саблевидным листьям, которые исключительно ароматны. Из-за этого приятного запаха растение иногда добавляют в компоты, хотя оно горькое. Но и местные болотные виды пока ещё многочисленны на берегах Чёрного озера. Здесь, в частности, обычны осока ложносытевая с висящими на длинных ножках колосками, белокрыльник болотный с красными ядовитыми початками на фоне белых "крыльев", сабельник болотный с цветками в виде тёмно-красных пятилучевых звёздочек, цикута обыкновенная с дважды-трижды-перистосложными листьями и сложными белыми зонтиками, дербенник иволистный с прерывистым малиновым колосом из крупных цветков, мята полевая с пазушными мутовками крошечных розоватых цветков и характерным запахом, зюзник европейский с такими же, но белыми мутовками, шлемник обыкновенный с более крупными голубовато-фиолетовыми одиночными цветками в пазухах верхних листьев. Из местных видов интересен также телиптерис болотный, занесённый в Красную книгу Москвы. Этот папоротник массово разросся на перемычке, разделяющей собственно Чёрное озеро (северный плёс) и торфяной карьер (южный плёс). Телиптериса много и в заболоченном перелеске, примыкающем к Чёрному озеру с севера.

Белое озеро по характеру растительности промежуточно между Святым и Чёрным, но более сходно с Чёрным, с которым оно соединено узкой протокой (протока, причём очень длинная, была ещё до торфоразработок XX века). Тем не менее, и на Белом озере в прошлом были отмечены особые виды, которых раньше не было на двух других озёрах: аир, тростник, два вида камыша - озёрный и укореняющийся. Всё это типично озёрные виды, то есть Белое озеро среди этих трёх водных объектов в наибольшей степени является озером, а болотом - в наименьшей. В настоящее время с северо-запада к озеру подходит небольшой перелесок с развалинами зданий, но прибрежная растительность довольно чахлая, образует узкую прерывистую полосу. Однако здесь до сих пор много аира и тростника. К ним присоединились занесённые из Северной Америки повой вздутый и череда олиственная. Обычны также зюзник европейский и кипрей волосистый. Последний вид обладает цветками, как у иван-чая, но они не собраны в столь же компактное соцветие. Из деревьев обращают на себя внимание мощные экземпляры ивы ломкой, или ракиты. Самая большая ракита имеет в диаметре ствола почти полтора метра (146,5 см), хотя ствол почти от земли начинает разделяться на несколько стволов поменьше. Рядом возвышается ракита со сравнительно высоким единым стволом, достигающим в диаметре 106 см. У некоторых ракит чуть беловатые листья, что говорит о том, что к ним "подгибридизована" другая древовидная ива - ветла (или ива белая). Но "чистой" ветлы на озёре, вероятно, нет, т.к. её листья должны быть совершенно белыми снизу. Близ западного берега есть также мощные дубы (до 90 см в диаметре ствола) и небольшие экземпляры чёрной ольхи, которая узнаётся по выемке на вершине листа. Кое-где посажены тополя гибридного происхождения. По всей видимости, это сложные гибриды с участием чуть более южного тополя чёрного и двух американских тополей - бальзамического и четконосного. Присутствие тополя четконосного узнаётся по треугольности некоторых листьев, хотя таких листьев мало. От чёрного тополя "заимствована" ромбовидность некоторых листьев и уплощённые с боков черешки, а от бальзамического - вытянутость многих листьев и овальность их оснований. Территория церквей украшена посадками хвойных деревьев. Высажены туя западная и ель колючая из Северной Америки, а также наша лесная сосна. Вокруг ограды посажены ясень пенсильванский, тоже "пришедший" из Америки и роза морщинистая с Дальнего Востока. В самом озере растений мало, хотя на берегу видны веточки элодеи канадской, выброшенной на берег волнами. Это заносное растение, ещё называемое "водяной чумой", стало обычным в подмосковных водоёмах с конца XIX века. Мы видим, что "американизация" флоры в значительной степени коснулась и самого Белого озера, и его окрестностей.

Помимо водоёмов, болот, прибрежных сырых лугов и кустарниковых зарослей, в окрестностях Косина есть также небольшие перелески. Они не очень интересны; по крайней мере, они типичны для данной части Подмосковья и достаточно сильно нарушены. Для Мещерской низменности, в пределах которой расположено Косино, характерны сосняки с примесью других древесных пород, произрастающие на песчаной и супесчаной почве. Есть также вторичные леса - березняки. Они возникают там, где первоначальный лес был уничтожен - на заброшенных пашнях и в т.п. местах. И те, и другие лесные участки мы видим чуть южнее Чёрного озера. Но сосняк молодой, саженый, а в травяном покрове березняка преобладают сорные травы - гравилат городской, крапива двудомная. Есть, правда, в березняке густой ярус подлеска из местных кустарников и низких деревьев - рябины, лещины, малины. Дорожки кое-где обсажены пузыреплодником калинолистным, завезённым из Северной Америки.

С восточного берега Святого озера хорошо просматривается опушка Салтыковского лесопарка, небольшого лесного массива, в котором преобладают хвойные породы деревьев. Он интересен неплохо сохранившимися ельниками-зеленомошниками, которые редки вблизи Москвы. Близость этого леса сказывается на орнитофауне Косина.

Ещё два интересных места вблизи озёр - это участок лугов к востоку - северо-востоку от Чёрного озера, в т.ч. по обеим сторонам русла так называемой "Банной канавы" (притока Пехорки), а также два искусственных карьера-отстойника между Белым озером и Казанской железной дороги. Карьеры окружены лугами, преимущественно влажными.

Восточнее озёр простираются, главным образом, сельские ландшафты, посёлки Кожухово и Ухтомский, а ближе к р.Пехорке начинаются отстойники Люберецкой очистной станции (до них - 2,5 км). Эти отстойники тоже оказывают влияние на орнитофауну данной местности. С запада - подходит г.Москва. С севера и юга район всё больше теснят жилые массивы московских резервных территорий "Новокосино" и "Жулебино". Поэтому местность всё более приобретает роль экологического коридора, способствующего проникновению элементов живой природы на юго-восток столицы.

Птицы Косинских озёр и их окрестностей


Косинские озёра - одно из мест концентрации водоплавающих и околоводных птиц, и поэтому данная территория тщательно изучалась московскими орнитологами. "Захват" Московского региона водоплавающими птицами во многом связан с созданием здесь многочисленных и обширных водохранилищ, а также с появлением таких специфических объектов как Люблинские и Люберецкие поля фильтрации. Но численность этих птиц стала расти повсеместно, в том числе на естественных озёрах. Процесс этот продолжается и в наши дни. Так, например, до 1990-х гг. на Косинских озёрах достоверно гнездилась только кряква, и в некоторые годы летом встречался чирок-свистунок. С 1998 г. в северной части Чёрного озера имеется колония речных крачек (8-10 пар). Птицы гнездятся на торфянистых островках и остатках дамб бывших торфоразработок.

Колонии крачек - хорошая защита от ворон, разоряющих гнёзда, и поэтому около них часто поселяются другие околоводные птицы. На Косинских озёрах наблюдались нырковые утки: хохлатая чернеть - до 8 выводков, красноголовый нырок - до 3 выводков, одиночные пары черношейной поганки, камышницы. Кроме того, на Святом озере в 1995 г. обнаружен выводок чомги, а в 2001 г. у северного берега найдено гнездо этого вида с пятью яйцами.

Кряква продолжает гнездится на озёрах. Общее количество её выводков (по учёту 1998 г.): на Чёрном озере - 2, на Святом озере - 1, на отстойниках между Белым озером и Казанской железной дорогой - 2. Кроме того, отмечено линяющих птиц: на Белом озере - 8, на Святом озере - 13, на Чёрном озере - 30, на отстойниках - 10 (во время линьки утки утрачивают способность к полёту, оказываются привязаны к тому или иному водоёму, и в это время удобно проводить их учёт).

Камышницы тоже иногда гнездятся на обводной канаве Святого озера. В гнездовой сезон 1990 на Чёрном и Святом озёрах отмечался также погоныш (наблюдение В.И.Воронецкого). Что же касается других видов водоплавающих птиц, то их гнездование здесь пока не зарегистрировано. Так, например, чирки-трескунки и гоголи летуют, но выводков не отмечено. Чайки прилетают кормиться с Люблинских и Люберецких полей фильтрации, где на отстойниках располагаются их гнездовые колонии. Люблинская колония чаек в 2000 г. практически уничтожена, но в 1998 г. образовалась Люберецкая колония (одновременно с колонией крачек на Чёрном озере), и она с каждым годом подрастает. Сейчас, т.е. в 2002 г., там - около 1500 пар. Отдельные сизые чайки и речные крачки гнездятся в обеих колониях. Осенью, как и везде в окрестностях Москвы, преобладают сизые чайки, которые замещают откочёвывающих озёрных.

Не только водные объекты привлекают водоплавающих птиц. С 1998 г. существует обширная открытая свалка бытовых отходов между посёлком Ухтомский и Люберецкими полями. Отходами заваливаются старые песчаные карьеры после отделения их дамбами от окружающей местности, и осенью здесь собираются тысячи чаек.

До этого разговор шёл о водоплавающих птицах, которые наблюдаются постоянно, но здесь бывают и "гости". В период миграций на озёрах несколько раз останавливались лебеди-кликуны (осенью), серощёкая поганка, серый гусь, шилохвость, широконоска.

Представляют интерес и околоводные птицы. Это следующие виды воробьиных: варакушка - населяет район с довольно высокой плотностью; камышовая овсянка - обычна; желтоголовая трясогузка - редка. Кроме того, к прибрежным зарослям тяготеют речной сверчок, соловей, садовая славка, камышевка-барсучок. В таких зарослях около Святого и Чёрного озёр гнездится также сорока.

Из куликов здесь могут гнездиться чибис, малый зуёк (на пахотных полях), перевозчик (на Чёрном озере и отстойниках ближе к Казанской железной дороге). Гораздо богаче список пролётных куликов, что может быть объяснено близостью Люберецких полей фильтрации - одного из важных "куличиных рефугиумов" Подмосковья. Однако нельзя сказать, что для окрестностей озёр они очень характерны. Весной и осенью по отмелям у воды отмечены большой улит, кулик-воробей, бекас, травник, мородунка, белохвостый песочник, дупель.

Луга и пустыри Косина заселены жёлтой трясогузкой, луговым чеканом, болотной камышевкой. Там, где есть кустарники, живут серая славка, обыкновенная чечевица. Бывает здесь и коростель. Относительно редкие виды, отмеченные на лугах к северо-востоку от посёлка Косино, - это перепел, луговой конёк, обыкновенный сверчок; на лугах вокруг отстойников - сорокопут-жулан.

Перелески в окрестностях Косина не велики по площади. Кроме того, их облюбовала серая ворона - разорительница гнёзд. Поэтому эти участки не заселяются птицами столь плотно, как прибрежные местообитания. Защита от ворон - дрозды-рябинники, но крупных колоний этих дроздов тут нет, гнездятся лишь отдельные пары. Другие дрозды - певчий, белобровик, чёрный - встречены только во время пролёта. И всё-таки некоторые обычные подмосковные виды птиц имеются. Фон птичьего населения составляют зяблик, черноголовая славка, пеночка-весничка, большая синица. Реже встречаются большой и малый пёстрые дятлы, зарянка, зелёная пеночка, зелёная пересмешка, мухоловка-пеструшка, серая мухоловка, лазоревка, щегол, зеленушка. По наблюдениям В.И.Воронецкого, в 1990 г. в старом вороньем гнезде размножалась обыкновенная пустельга - маленький сокол, который часто зависает в воздухе, трепеща крыльями. В кронах больших берёз у западного берега Святого озера держалась иволга, и в середине августа 1993 г. здесь замечен птенец-слёток. Осенью и зимой из соседнего Салтыковского лесопарка иногда прилетают буроголовая гаичка, московка, хохлатая синица, ополовник, чиж.

Своей орнитофауной обладают сады и огороды: особенно характерна коноплянка; в скворечниках селятся скворцы. Изредка встречаются садовая камышевка, сорока. Бывают и некоторые наземногнездящиеся лесные птицы: весничка, теньковка, зарянка. Иногда, но не ежегодно отмечались славка-мельничек, горихвостка.

В полях заметны грачи с небольшой колонии в посёлке Ухтомский. На пролёте их бывает много. Здесь же обычен полевой жаворонок, а весной и осенью сюда прилетают кормиться голуби: сизый - из жилой застройки, клинтух и вяхирь - из леса. Несколько раз удавалось наблюдать охоту на них ястреба-тетеревятника, прилетающего из Салтыковского лесопарка. На пролёте бывает и маленький ястреб-перепелятник. Ворон регулярно прилетает кормиться с Люберецких полей фильтрации, где известны два его гнезда на опорах ЛЭП.

Для жилой застройки Косина типичны серая ворона, сизый голубь, белая трясогузка, чёрный стриж, деревенская и городская ласточки (последний вид раньше был обычнее, сейчас - реже), галка, сорока, домовый и полевой воробьи. Каменка держится у завалов строительного мусора, на стройках и огородах. Токующий самец кольчатой горлицы отмечен на телевизионной антенне одного из домов в начале июня 1995 г.

Таким образом, "птичий мир" Косинских озёр достаточно богат и разнообразен. Птицы - интересный и удобный объект наблюдения, и жители современного Косина могут сравнить свои наблюдения с описанными здесь, а также пополнить список птиц данной местности. Из-за высокой мозаичности ландшафтов птицы разных биотопов живут здесь совсем рядом. Кроме того, птицы искусственно сконцентрированы на небольшой территории путём фрагментации местообитаний, развески искусственных гнездовий, подкормки и т.п. причин. Важно и то, что они постоянно видят людей, привыкли к человеку, и поэтому спокойнее реагируют на наблюдателя, чем в "диких" местах.
Литература

Водоёмы Подмосковья. Справочник Московского общества "Рыболов-спортсмен". М., Советская Россия, 1969. 224 с. [Статья "Косино" - стр.123-125].

Кузьменко Ю.Т. Кристаллический фундамент. - в кн: Москва: геология и город. М., АО "Московские учебники и Картолитография", 1997. С.44-48.

Кутепов В.М., Хоменко В.П., Медведев О.П., Зиангиров Р.С. Провалы. - В кн.: Москва: геология и город. М., 1997. С.270-281.

Лихачёва Э.А. Ландшафтно-геоморфологические районы. - В кн.: Москва: геология и город. М., 1997. С.12-20.

Менкель-Щапова Т. Исследование водной и прибрежно-водной растительности Косинских озёр. - Тр. Косинской биол. станции. МОИП. Вып.11. М., Главнаука, 1930. С.5-37.2

 
© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017
Created by Alfmaster