Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ). Логотип.

Контакты

E-mail: info@oiru.org

Источники генеалогических реконструкций крестьянских семей (на примере Ясной Поляны)

Говоря об усадьбах как о «модели мира», было бы не вполне правильно рассматривать только дворянский дом, уклад быта его обитателей, наполнение дома - духовное и предметное, архитектуру, парковое хозяйство и т.д. С усадьбой всегда соседствовала деревня, связанная не только незримыми нитями экономики, но и вполне реальными и весьма разнообразными личностными отношениями членов семей владельца усадьбы с крестьянами. Взаимодействие с крестьянской общиной позволяло раскрыть как самые высокие качества обитателей господского дома: сострадательность, благотворительность, просветительскую деятельность, так и самые низменные.

Основное внимание при изучении усадьбы традиционно уделялось дворянской половине. Это объясняется не только большей привлекательностью их жизни и быта, но и репрезентативностью источниковой базы, включающей материалы дворянских депутатских собраний, многие из которых опубликованы1, дворянских поземельных банков и нотариатов. В совокупности с мемуарами, дневниковыми записями, эпистолярным наследием, иконографическим материалом становится возможным изучение личности и межличностных отношений, что представляет главный интерес для музейной научной работы.

Аналогичный персонифицированный подход при изучении крестьянской половины усадьбы всегда вызывал затруднения по причине, во первых, относительной бедности источниковой базы подобных исследований в сравнении с дворянством, во-вторых, - доминирования в советский период изучения экономической истории крестьянства, исключавшей личностный уровень.

Тем не менее крестьянский мир сельца Ясная Поляна обращал прежде на себя внимание и не является новым словом в изучении жизни усадьбы.

Существует известный список крестьян Ясной Поляны 1912-1913 гг. с пометками В.Ф. Булгакова2, дополненный и уточненный в 1945 г. С Л.Толстым и Н.П. Лузиным3.

Яснополянский врач А.Н. Арсеньев в 20-х гг. XX в занимался изучением заболеваний населения4, но документы, раскрывающие данный сюжет, не сохранились. При подготовке комментариев к 90-томному собранию сочинений Л.Н.Толстого в музее-усадьбе «Ясная Поляна» была составлена картотека крестьян, ныне утраченная5.

В итоге обозначилась потребность в персонифицированных сведениях о крестьянстве, в связи с чем был осуществлен сбор и публикация мемуаров крестьян. Поистине бесценную работу проделала М.К. Кукульская, основатель и хранитель историко-краеведческого музея Яснополянской школы. К сожалению, эти материалы имеют черновой характер. Новаторство подхода заключается как в замысле (население Ясной Поляны впервые изучалось во взаимоотношениях родства через составление генеалогий, которые восходят к середине XIX в.), так и в методике - М.К. Кукульская использовала метод устной истории при сборе информации на основании переработки 90-томного собрания сочинений Л.Н. Толстого.

Человека (его память) можно рассматривать как своеобразный и очень специфический исторический источник, имеющий особенный носитель информации - биологический. Он, к сожалению, недолговечен и требует своевременного перенесения информации на другие носители, например, на бумагу (при записи воспоминаний). Данные устной истории, собранные М.К. Кукульской, расширяют источниковую базу изучения яснополянского крестьянства последней трети XIX - XX вв.

При изучении крестьянства на персональном уровне всегда встречаются с определенной сложностью идентификации, поскольку процесс формирования фамилий в крестьянской среде только в середине 80-х гг. Х1Хв. (мы говорим о Ясной Поляне) получил завершение для его устной формы и началось документирование фамилий. В этой ситуации особое значение приобретает изучение прозвищ. М.К.Кукульская начала составление их списка (до 100 персоналий), который дополнен нами и включает в настоящее время около 200 персоналий. Самой большой заслугой М.К.Кукуль-ской было то, что она отчасти воплотила идею методики известного французского демографа Л. Анри и архивиста М. Флери Recon stitution des families6. Название говорящее: восстановление истории семей (ВИС). Метод заключается в реконструкции состава семей посредством обработки актов состояния и приходских регистров (зарубежных аналогов метрических книг) и заполнении специальных семейных бланков. ВИС полностью обновил взгляды на семью даже на современном этапе, благодаря чему получил быстрое и широкое распространение во всем мире.

Нами предпринята попытка применения ВИС в изучении генеалогии крестьянства. Генеалогическая методика ВИС несколько отлична от демографической и значительно развивает ее. Осуществлена «ручная» апробация на документах ГАТО (основные источники - ревизские сказки, метрические книги, посемейные списки, переписные листы), что позволило составить генеалогии крестьян 8-10 поколений (с конца XVIII в.). Метод полностью оправдал себя как таковой, но одновременно показал, что «ручной» уровень весьма архаичен и требует слишком значительных временных затрат. Перспективы адаптирования ВИС открываются на пути применения компьютерных технологий.

Восстановленная структура семьи довольно суха, но исторически достоверна. При этом подходе мы отказываемся от истории классов или слоев, на первый план выходит личность. Это обстоятельство диктует и выбор источников: обязательное условие - упоминание имени.

Таким образом, обращение к методике ВИС вызвало к жизни отечественные источники, долгое время находившиеся невостребованными и не введенными в научный оборот. Речь идет о церковных источниках - метрических книгах и исповедных росписях.

Первое официальное упоминание о метрических книгах относится к 1666 - 1667 гг.7 14 апреля 1702 г. последовал указ Петра I «О подаче в Патриарший духовный приказ приходским священникам недельных ведомостей о родившихся и умерших»8. Метрические книги велись в двух экземплярах: первый отложился в фондах церквей, а второй - в фондах консисторий. Реальная массовая сохранность метрических книг в областных государственных архивах наблюдается с середины XVIII в.

Помимо демографической информации (рождаемость, смертность, продолжительность жизни, возраст вступления в брак, плодовитость, особенности и аномалии при рождении), метрические книги содержат большое количество данных, интересных для ученых, изучающих духовную культуру, социальную историю, историческую географию, филологов, историков медицины, генетиков; позволяют изучать возрастно-половые и сезонные аспекты смертности, зависимость колеб»аний рождаемости и смертности от природных и социальных катаклизмов, а также от эпидемий, прослеживать длительность количественного восстановления населения после неблагоприятных периодов и т.д.

По записям в графе «причина смерти» прослеживается распространение медицинских знаний в обществе и в среде священников, которое эволюционировало от «по воле божьей» до «рак» в конце XIX - начале XX вв. Обработка данных метрических книг методом ВИС дает возможность генетикам исследовать закономерности передачи болезней, явившихся причиной смерти, по наследству, а изучение периодичности появления детей в каждой семье выявляет хронологическую границу появления сознательного планирования семьи, что во всех обществах приводит к смене менталитета9.

В метрических книгах нашла отражение антропонимическая картина деревни. Популярные ныне в быту теории о взаимосвязи имени человека и его судьбы могут найти реальную основу для научного объяснения, т.к. в XIX в. и ранее существовала корреляция между датой рождения ребенка и именем, которое давалось в строгом соответствии со святцами. Например, в конце января все девочки получали имя Татьяна. В записях о рождении часто можно видеть от трех до пяти одинаковых имен подряд.

Демографами отмечена наиболее высокая детская смертность в летние месяцы. Таким образом, ребенок, родившийся ранее и уже окрепший, имел больше шансов выжить, нежели ребенок, родившийся в мае - июле. Несомненно, что на внутриутробное развитие и момент зачатия оказывали существенное влияние сезонность - температурный режим и режим питания. Конкретные ответы на данные вопросы - прерогатива медиков.

По метрическим книгам возможно изучение топономики и динамики возникновения новых населенных пунктов и приходов, движения населения.

Метрические книги являются прекрасным источником для изучения социально - пофессиональных аспектов истории, поскольку содержат сведения о социальном положении родителей новорожденного, жениха и невесты (их родителей) и умершего.

В приходской статистической ведомости (экстракте), завершающей ежегодный итог метрических записей, священник указывал также особые события: неурожаи, природные катаклизмы (засухи, наводнения, градобития, пожары и т.п.), случаи насильственной смерти, самоубийства и т.п.

На сохранность церковных источников в советский период большое влияние оказал идеологический фактор, сказалось отношение к правовому источнику в неправовом государстве, а также последствия оккупации в период Великой Отечественной войны: имеются значительные утраты метрических книг как в целом по России, так и по Никольской церкви села Кочаки, в приход которой входила Ясная Поляна.

В 4-х разных фондах ГАТО выявлено 89 консисторских метрических тетрадей за 1755 - 1915 гг. (с лакунами) и 6 приходских метрических книг за 1842 - 1908 гг. (с лакунами)10. Их контаминация не позволяет выстроить непрерывный хронологический ряд. Имеющиеся метрические книги рожденных, бракосочетавшихся и умерших за следующие годы: 1756 -1758,1772 - 1776,1805,1818 - 1825,1833 - 1835,1839 - 1864,1865 (записи только о смерти), 1866 - 1868,1870,1872,1874 - 1875,1878 - 1880 (записи только о рождении), 1881 - 1915, что составляет 40% от обозначенного хронологического периода. Остается небольшая надежда выявления еще нескольких книг среди необнаруженных, неописанных или описанных неточно дел. Незаменимость метрических книг как вида источника заключается в том, что это всесословный источник; только они дают полную (год, месяц, число) дату демографических событий.

Достоинство другого церковного всесословного источника - исповедных росписей (или духовных росписей, или исповедных ведомостей), фиксирующего ежегодную динамику и структуру семьи, заключается в том, что вся семья представлена «в сборе». Однако в них не приводится точных демографических событий, указывается только год. Смысл ведения исповедных росписей - ежегодное подтверждение степени религиозности через исповедание и получение святых таинств накануне Пасхи. Законодательное оформление необходимости ведения исповедных росписей мы находим уже в п.8 Инструкции старостам поповским, или благочинным смотрителям от Святейшего Патриарха Московского Адриана, датированной 26 декабря 1697 г.11. В 1716 г. Петр I издал именной указ «О хождении на исповедь повсегодно, о штрафе за неисполнение сего правила, и о положении на раскольников двойного оклада»12. Обязательное ведение исповедных росписей было закреплено совместным Сенатским и Синодским приказом от 16 июля 1722 г.13 и находилось впоследствии под постоянным контролем церкви и государства. В исповедные росписи предписывалось включать всех прихожан «от престарелых до сущего младенца, именные по чинам и домам, верные с показанием комуждо лет от рождения»14. Фамилия записывалась один раз для всех членов семьи, супруги обозначались через имя и отчество, дети - только по имени. Св. причастие полагалось принимать с 7-летнего возраста, но матери приносили к причастию даже грудных младенцев, которых священник также вносил в роспись. В первой графе формуляра исповедной росписи обозначался порядковый номер домов или дворов, во второй - число в них людей, раздельно мужчин и женщин, возраст обозначался через количество исполнившихся лет на момент записи. Если один из супругов уже умер, то в отношении оставшегося в живых показывалось вдовство, что позволяет фиксировать время его наступления и определить год смерти в отсутствие записи в метрической книге.

Строгое наблюдение за хождением к исповеди крестьян вменялось в обязанность не только священникам, но было вписано также в Инструкцию сотскому со товарищи от 19 декабря 1874 г., контролировалось помещиками и всеми сельскими начальниками.

Сохранность исповедных росписей в целом значительно хуже метрических книг, поскольку в 1927 г. Центрархивом был издан циркуляр, рекомендовавший уничтожить все исповедные росписи после 1865 г. как ненужную макулатуру15. Сохранилось всего 5 тетрадей исповедных росписей прихожан села Кочаки16.

Указом Петра I от 26 ноября 1718 г. и Сенатским Указом от 22 января 1719 г. было положено начало ревизий населения, что повлекло возникновение нового вида источника - ревизских сказок. В период с 1719 по 1860гг. было проведено 10 ревизий. 1-я, 2-я, 6-я ревизии учитывали только мужское население. Сказки составлялись по принципу владельческой принадлежности. Они представляют собой именные списки крестьянских семей и содержат следующие данные: фамилия, имя и отчество (крепостное население вносилось по имени и отчеству в отсутствие фамилий), возраст лица по последней и настоящей ревизии (для женщин только на период проводимой ревизии). Каждая семья имела № по порядку, который обозначал весь двор (это не относится к семьям дворовых). Сказки фиксировали факты естественного и механического движения населения и межсословные переходы. Их совокупность создает картину динамики семьи. Ревизские сказки шести последних ревизий по Ясной Поляне позволяют получить хронологически протяженный (с середины XVIII по вторую половину XIX вв.) вертикальный срез генеалогических связей пяти-семи поколений. Наряду с массой достоинств источника очевидны и его недостатки: ревизские сказки не выявляют полной и точной генеалого-демографической картины населения (в отличие от метрических книг), исключают возможность его учета в промежутках между ревизиями. Однако соединение сведений именно этих двух источников позволяет создать наиболее репрезентативный и полный в историческом отношении комплекс генеалогических данных.

В Госархиве Тульской области сохранились ревизские сказки с 4-й по 10-ю ревизию в фондах уездных ревизских комиссий17. Отдельные экземпляры сказок более ранних ревизий можно встретить в фондах Тульского наместнического правления, Тульской провинциальной канцелярии, Тульской казенной палаты, Тульской духовной консистории, уездных воеводских канцелярий Тульской провинции Московской губернии, уездных казначейств Тульской губернии и др.

В 1897 г. была проведена I всеобщая перепись населения России. Первые экземпляры переписных листов были уничтожены. Поэтому особый интерес представляют первичные материалы переписи (2-й экземпляр) в областных архивах, сохранившиеся кое-где и очень фрагментарно в фондах губернской земской управы. В материалах волостных правлений можно встретить так называемый 3-й (неполный) экземпляр, который создавался в соответствии со ст. 33 Высочайше утвержденного 5 июня 1895 г. Положения о первой всеобщей переписи населения Российской империи и являлся копией 2-го экземпляра переписных листов о лицах, подведомственных крестьянским общественным управлениям. Экземпляр создавался для надобности волостных правлении и был близок по форме к посемейному списку. Создание таких списков о лицах, не подведомственных крестьянскому общественному самоуправлению, не допускалось18. 3-й экземпляр переписных листов сельца Ясная Поляна выявлен нами в фонде Ясенковского волостного правления19.

Формальной единицей учета населения при проведении переписи были строения. В сельце Ясная Поляна из 67 переписанных домовладений пустовало 5. При учете населения первым назывался домохозяин, затем все проживавшие вместе с ним в одном строении члены семьи с указанием степени родства. Переписные листы фиксировали до трех поколений крестьянского рода в случае их совместного проживания. Содержание графы 7 «место проживания» позволяет изучать коммуникации информации в крестьянской среде и ее дистаитность, что важно при изучении менталитета. Как отмечал Ж.Дюби, те, кто много путешествуют, имеют другой менталитет20.

На примере сельца Ясная Поляна можно сделать вывод, что главный путь коммуникации имел территориальную (географическую) распространенность, а другой - хронологическую (от поколения к поколению). Все связи - персонифицированные, участники общения имеют контакты личностного уровня с характерными для него способами передачи: вербальным, эмоциональным, пластическим. В 21-м из 67-ми домовладений Ясной Поляны все члены семьи постоянно проживали по месту прописки, а в 21-м другом домохозяйстве жена с детьми постоянно проживала дома вместе с детьми и родителями мужа, а один или несколько членов семьи «обыкновенно проживали в другом месте», занимаясь, как правило, отхожими промыслами (чаще всего - извозом), и являясь связующими информационными линиями между деревней и внешним миром, благодаря чему преодолевалась определенная замкнутость крестьянской общины.

По материалам I Всероссийской переписи 1897 г., приписанные к Ясной Поляне крестьяне проживали в Туле, Москве, Петербурге, Калуге, Киеве. В городах они адаптировали следующие профессии: легковой извозчик (большинство), кучер, лакей, приказчик, дворник, сторож на железной дороге и на заводе, швейцар, кухарка, горничная. Крестьяне, покинувшие Ясную Поляну, обладали общей отличительной чертой: за малым исключением это были люди грамотные, о чем свидетельствует графа №8 «примечания». Анализ сведений этой графы обнаруживает следующую закономерность: при наличии грамотного отца в семье, как правило, были грамотными сыновьями, а иногда и дочери; нижний порог грамотности соответствовал 8-ми годам. Старшие женщины (матери), так же как и женщины среднего возраста (жены), все значатся неграмотными. Каждая полная крестьянская семья имела хотя бы одного грамотного члена, что свидетельствует о том, что в конце XIX в. в крестьянской семье грамотность начала осознаваться как ценность и жизненная необходимость.

Богатую и разнообразную информацию для наполнения генеалогических досье крестьянских семей сельца Ясная Поляна содержит фонд Ясенского волостного правления21. Общие проблемы крестьянской жизни нашли свое отражение в книгах записи сельских приговоров Яснополянского сельского общества (с 1873 г.), приговоров Яснополянского мирового схода, в делах о выборах и увольнении должностных лиц по волости. Посемейные списки, книги регистрации письменных видов на жительство, настольные паспортные реестры, дела о причислении крестьян к волости и исключении их учитывают крестьянское население в целом и его движение.

Представление об экономическом потенциале крестьянской семьи, имущественных владениях крестьян дают следующие виды источников: книга регистрации сделок и договоров (с 1865 г.), в том числе - духовных завещаний (с 1899 г.), книга регистрации семейных разделов, книга для записи свидетельств на торговлю и промыслы, документы об отводе усадебных мест для ведения новых построек и их правильного возведения, раскладные приговоры по разверстке казенных, земских и мирских сборов, книга предписаний податного инспектора, дела о страховании строений, хлеба, скота.

Книги регистрации решений волостного суда, книга для записи устных жалоб (с 1882 г.), предписаний мирового судьи Крапивенского уезда, книги предписаний уездного полицейского управления книги регистрации заключенных, содержащихся при волостном правлении, и лиц, подвергнутых наказанию по распоряжению земского начальника и решению волостного суда, книга записи штрафных сумм позволяют выявлять и изучать категорию населения, склонную к правонарушениям, а также характер правонарушений.

Призывные списки (с 1875 г.) и метрические выписки для их составления дублируют часть данных метрических книг (в отношении мужского населения) и позволяют реконструировать утраченные источники.

В материалах фонда наибольшую информационную ценность для работы методом ВИС представляют посемейные списки; благодаря их появлению с окончанием проведения ревизий семья не теряет свой вид источника. Списки составлялись на лиц податных сословий (крестьян и мещан). Их формуляр во многом схож с формуляром сказки 7-10 ревизий. В 1-й графе обозначался номер по порядку, во второй ~ номер семьи по последней ревизской сказке, что очень важно для идентификации семей при работе методом ВИС в отсутствие устоявшихся крестьянских фамилий. Посемейные списки велись Казенными палатами и волостными правлениями. Особое значение приобрели в связи с военными реформами Д.А.Милютина, поскольку давали представление о составе и структуре семьи призывника, возрасте ее членов. Графа «Отметки о поступивших по призыву на действительную военную службу со времени составления посемейного списка и в течение предшествовавших шести лет, с указанием года призыва» давала также сведения об окончании прохождения воинской службы с указанием причины (перечисление в запас, увольнение по болезни, отпуск), что имело значение для предоставления отсрочек. Посемейный список дополнялся новой информацией на протяжении нескольких (8 - 12) лет. Нами выявлено 3 посемейных списка Ясной Поляны и дополнение к одному несохранившемуся списку22.

Книги записи устных жалоб представляют своего рода досудебное разбирательство конфликтных ситуаций различной степени остроты, цель которого - примирить стороны. Данный вид источника дает прекрасную возможность изучать менталитет крестьянства, представляя разнообразие позиций крестьян в отношении к труду, имуществу (собственному, родственников и соседей), взаимопомощи между родственниками, отношений дружбы и соседства, распространенность воровства, вредительства, хулиганства и разбоя, внутрисемейные конфликтные отношения и т.д.

Перечисленные выше источники придают личностно ориентированным изысканиям о крестьянстве историческую достоверность. Аналогичная источниковая база имеется в любом государственном архиве.

Однако уникальность источниковой базе по изучению крестьянства на материалах Ясной Поляны придают не столько исторически достоверные архивные документы, сколько их сочетание с материалами двух музеев: Государственного мемориального и природного заповедника музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» и Государственного музея Л.Н.Толстого (Москва), или точнее - личность Л.Н.Толстого с его обращенностью в крестьянский мир и активным участием в жизни деревни, что нашло отражение как в дневниковых записях и эпистолярном наследии писателя, членов его семьи и посетителей усадьбы, так и в литературном творчестве, Л.Н.Толстой оставил значительное количество характеристик личности отдельных крестьян, их внешности, манер, интеллектуальных способностей, черт характера, некоторых просил писать автобиографии. Благодаря созданной им школе в 1875 году появился такой источник, как Опись яснополянского общества в возрасте от 7 до 15 лет23, сохранились тетради учеников яснополянской юколы за 1861-1862 гг.24. Увлечение семьи Толстых и их друзей фотографией и рисованием дополнило бесценные иконографические материалы. Следствием общения с великим писателем стало появление еще одного источника - мемуарной литературы крестьян Ясной Поляны о Л.Н.Толстом, в которой естественным образом нашло отражение и само крестьянство.

Начатая работа по изучению яснополянского крестьянства, постоянно растущая база данных будет представлять научный интерес не только для демографов и историков, но также и для толстоведов: из 839 писем Л.Н.Толстого, опубликованных в 90-томном собрании сочинений, в 156 содержится упоминание о крестьянах и дворовых. В итоге соединение данных всех имеющихся источников,- архивных, музейных, литературных, опубликованных, собранных методом устной истории - позво-лить создать своеобразную толстовскую крестьянскую энциклопедию.

На далеко еще не завершенном этапе работы уже выявились многие неточности и фактические ошибки комментариев крестьянских персоналий в 90-томном собрании сочинений и др. изданиях. Вот один из примеров. В соответствии с комментариями25, Егорова Ольга Родионовна («Мышка») была одновременно женой Макарова Василия Себастьяновича, Ершова Семена Яковлевича и Базыкина Семена Яковлевича. Архивные документы позволяют раскрыть этот «секрет». Дело в том, что в семье Егоровых Родиона Егоровича и Александры Федоровны было две дочери с именем Ольга: рождения 18 января 1846 (данные 10 ревизской сказки) и 1851 года рождения (данные посемейного списка крестьян 1883 г.). Ольга-старшая была замужем за Макаровым Василием Севастьяновичем (крестьянский двор № 28 посемейного списка 1883 г.), а Ольга-младшая была женой Ершова Семена Яковлевича (крестьянский двор № 34 посемейного списка 1883 г.). Остается сказать, что Ольга-младшая стала «женой Базыкина» ошибочно, видимо, потому, что Базыкин и Ершов были одного возраста, оба - Семены Яковлевичи.

Анализ выявленных неточностей подтверждает мысль о том, что единственно возможным подходом, который приведет количество ошибок комментирования к минимуму, может быть только комплексная проработка документов, в первую очередь архивных, методом ВИС через создание поколенной росписи крестьянских семей с ее последующим обогащением данными всех имеющихся источников.

Таким образом, исследование крестьянства через изучение жизни усадьбы в целом обогащает как источниковую базу, так и проблематику исследований.

Обратно*к содержанию книги*Далее
Примечания:

1. Чернопятов В.И. Дворянское сословие Тульской губернии. Т. I (Х)-ХИ (XXI). М., 1908-1915.

2. ГМТ. ОР. Кп.22466//3.1 -В-4ж. Инв. № 68725.

3. ГМТ. ОР. Кп. 19180. Инв. № 66767. Содержит сведения о 98-ми домохозяевах.

4. Со слов Н.П.Пузина.

5. Толстой Л.Н. Поли. собр. соч.: В 90 томах («Юбилейное»). - М.; Л., 1928-1958. Т. 83. С. VIII.

6. Fleury М., Hen ry L Des registres paroissiaux a I'histiore de la population de 1'etat civil an cien. Paris, [1956].

7. Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Спб., 1855. Т.5. С.461-462.

8. ПСЗ 1. Т.4. С.192. № 1908.

9. Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. М., 1991.

10. ГАТО. Ф. 1770. Коломенская Духовная консистория (Оп.З. Метрические книги, исповедные росписи); Ф.З. Тульская Духовная консистория (Оп.15,25. Метрические книги.) Ф.93. (Собрание метрических книг Тульской губернии) On, 1-3; Ф.2087. Никольская церковь села Кочаки Крапивенского уезда Тульской губернии.

11. ПСЗ 1. Т. III. C.415. № 1612.

12. ПСЗ 1. Т. V. С.166. № 2991.

13. ПСЗ 1. Т. V. С.739. № 4052.

14. ПСЗ 1. Т. X. № 7226.

15. Перечень архивных материалов, подлежащих уничтожению // Бюллетень Центрархива РСФСР. 1927 г. № 4/5; (59/60) от 25 мая. С.5.

16. Исповедные росписи с.Кочаки Крапивенского уезда Тульской губернии за 1740, 1770 гг.//ГМТ ОР. Шк. 10/4. Кор.265; То же. 1774 //ГА-ТО. Ф.1770. ОП.1, д.4527; То же. 1817,Ш8//Там же.Ф.З. Оп.15. Д.723,724.

17. Ф.350. Ревизионная комиссия Крапивенского уезда тульской губернии. VI ревизия, Оп.1, Д.4, Л.241-244 (Сказка № 596 П.И. Черкасовой); Д.6, Л.40-41 (Сказка № 189 Г.Е. Кузовлева); Л.75-80 (Сказка № 191 кн. Н.С. Волконского); Ф.349(..УП ревизии), Оп.1, Д.2, Л.120-126 (Сказка № 98 Г.Е. Кузовлева); Л.425-442 (Сказка 3 147 кн. Н.С. Волконского), Д.З, Л.104-111 (сказка М 183 П.И. Черкасовой); Ф.348 (...VIII ревизии), Оп.1, Д.9, Л.109-126 (Сказка № 690 гр. Н.И. Толстого и его малолетних детей); Ф.347(..ЛХ ревизии), Оп,1, Д.5, Л.613-639 (сказка К» 595 гр.Л.Н. Толстого); Ф.1341 Крапивенская воеводская канцелярия (III ревизия), Оп.1, Д.98, Л.27-33 (сказка вдовы подполковника И.Л. Родиловой), Л.106-121 (Сказка коллежского советника С.В. Поздеева).

18. ГАТО.Ф.1803, Оп.1, Д.2, Л.59-59-об.,76,86.

19. ГАТО.Ф.161, Оп.1, Д.206, Л.1-8.

20. Duby G. Histoire des me n talites. //Histoire et ses methodes. Paris, 1961. P.954.

21. ГАТО, Ф.161.

22. 1883 г. //ГАТО, Ф.161, Оп.1, Д. 110, Л.1-46; 1896 Г//ГАТО, Ф.161, Оп.1, Д.206; 1910//ГМТ PO; 1879 г. (дополнительный посемейный список) //ГАТО, Ф.161, Оп.1, Д.110, Л.48-49.

23. Всего 73 ребенка из 31 семьи // ГМТ ОР. 9208/16 37-а IB.

24. ГМТ OP. I.B/2.

25. См.: ПСС. Т.8. С.625; Т.83. С.28-29, 33; Толстая С.А. Письма к Льву Николаевичу Толстому. 1862-1910. М-Л, 1936. С.15,405-406.

 
© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017
Created by Alfmaster