Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ). Логотип.

Контакты

E-mail: info@oiru.org

Усадебный быт конца XIX - начала XX вв. в воспоминаниях современников, (на примере усадьбы Михайловское)

Усадебный быт является неотъемлемой частью столь многогранного и многоаспектного явления, как русская усадебная культура. По мнению Ю.М. Лотмана, для полного представления о культуре вообще и о русской культуре в частности изучение быта необходимо, так как он являет собой «обычаи, весь ритуал ежедневного поведения, тот строй жизни, который определяет распорядок дня, время различных занятий, характер труда и досуга, формы отдыха, игры, любовный ритуал и ритуал похорон»1.

Усадебная бытовая культура изменялась и эволюционировала вместе с усадьбой. Во второй половине XIX века усадебный быт приобретает новые черты, что было связано с постепенным перемещением усадебных художественно-культурных центров из крупных поместий в усадьбы, принадлежавшие художественной интеллигенции и просто творческим людям. В них во второй половине XIX века формируется новый тип усадебного мира, в котором природа, искусство, общение единомышленников, жизненный строй и духовная атмосфера сливались в некое единое целое, а архитектурная среда отступала на второй план. На характере усадебного бытия сказывалась также характерная для этого времени мифологизация усадебного быта, осознание усадьбы как некоего универсального символа российского бытия. Усадебный дом с фамильными портретами, старые слуги и парк, преданья старины представали живыми свидетелями истории, связывающими прошлое с настоящим.

В Михайловском, например, быт которого был достаточно типичен для второй половины XIX века, ощущение постоянной связи с прошлым, постоянного присутствия прошлого в настоящем создавали картинная галерея с фамильными портретами, семейный архив, библиотека, собранная несколькими поколениями Шереметевых.

Однако, несмотря на происходящие перемены в политике, экономике и художественной жизни, которые, конечно же, отразились на усадебном бытие, жизнь в усадьбе была достаточно традиционна.

Так, еще с XVIII века характерной чертой усадебной жизни было гостеприимство. Радушными хозяевами были и владельцы Михайловского - С.Д. и Е.П. Шереметевы. В Михайловском бывали историки П.И. Бартенев, И.С. Беляев, С.Ф. Платонов, Б.Д. Греков, В.Т. Георгиевский, архитекторы Н.В. Султанов и М.В. Красовский, художники Е. Бем и Н.Н. Богданов-Вельский. Как правило, приезжающие в Михайловское гостили несколько дней - знакомились с естественно - историческим музеем, осматривали окрестности. Для гостей была открыта огромная библиотека С Д. Шереметева, которая с мая по октябрь действовала как настоящая публичная библиотека. Благодаря разнообразнейшему собранию каждый мог выбрать себе книгу по душе. В хранящейся в ОР РГБ книге «Для памяти»2, которая очень тщательно велась библиотекарем Н.В. Тимофеевым, фиксировалось, когда, кому и какая книга выдана и когда она возвращена. Кроме семьи С.Д.Шереметева и гостей, библиотекой пользовались служащие Михайловского, о чем в книге есть следующие записи: «Доктору», «Учителю музыки», «Повару». Постоянными читателями библиотеки были фельдшерица, которая предпочитала Лескова и Гюго (на французском языке), и массажистка, которая брала «Семейную хронику» Аксакова, произведения Салтыкова-Щедрина и Достоевского. Повар читал также Аксакова, Лермонтова, Тургенева, Сенкевича и книги на французском языке, садовник же - на немецком. Скотница брала книги с произведениями Толстого и Мельникова-Печерского. Одной из самых активных читательниц библиотеки была птичница, отдававшая предпочтение русской классике и кроме того постоянно повышавшая свою квалификацию - за ней значатся книги по куроводству и птицеводству.

Некоторые ученые задерживались в Михайловском на продолжительное время. Н.А. Мосолов, Ф.В. Бухгольц, А.А. Еленкин, Б.А. Федченко работали в естественно-историческом музее Е.П. Шереметевой, А.П. и Н.П. Барсуковы занимались с материалами Михайловского и Остафьевского архивов.

Причем к обработке хранящихся в Михайловском архивных материалов были привлечены даже дети С.Д. и Е.П. Шереметевых. Правда, для них это скорее походило на увлекательную и немного таинственную игру. Летом все дети участвовали в работе так называемой «тайной канцелярии" по переписке документов, возглавлял которую «Его превосходительство генерал Н.П. Барсуков». «Действительным переписчиком» являлся 16-летний Дмитрий Шереметев, «действительным секретарем» 10-летний Петр, а переписчиками «тайной канцелярии в тайном подвале» были 15-летний Павел и 13-летняя Анна3.

В шутливом письме Петр интересуется у Н.П. Барсукова: «Как поживает Ваша несчастная (всеми забытая) канцелярия? Впрочем я (если у меня найдется на это время по приезде в Михайловское разберу Ваш несчастный архив»4. А Павел пишет: «Как поживает Ваша счастливая, всеми посещаемая и чтимая тайная канцелярия, надеюсь, что здоровье его превосходительства генерала Канцелярии вполне хорошо»5.

Помимо разбора архивных документов, дети помогали Е.П. Шереметевой в работе естественно-исторического музея, в сборе материала для него. С особенным увлечением собираются и изучаются грибы. С.Д. Шереметев, видимо, не разделявший этого увлечения, иронично отмечает в дневнике: «Грибная зараза у всех - только о грибах»6.

Записи о жизни в Михайловском в дневнике С.Д. Шереметева нерегулярны. Он объясняет это тем, что в усадьбе очень трудно записывать ежедневно. «Время идет быстро, - пишет он, - по пословице «День прошел до нас не дошел!»7. В Михайловском С.Д. Шереметев вставал рано - в шесть часов, работал в архиве, в библиотеке - именно в Михайловском написана большая часть его трудов. Кроме того, на нем лежал груз хозяйственных забот. И поэтому, снова читаем: «Опять не записывал, потому что время летит среди занятий и прогулок»8.

В теплую погоду довольно часто устраивались пикники - всей семьей выезжали в лес, к реке, на пруды. Разводили костер, пекли картофель, делали шашлыки. Иногда ловили рыбу и потом запекали ее на вертеле.

Неотъемлемой частью усадебного быта Михайловского была охота. Страстным охотником был Борис Сергеевич Шереметев, любили поохотиться и другие сыновья С.Д. Шереметева - Дмитрий и Павел. В 12-летнем возрасте впервые принял участие в охоте Петр Сергеевич. Об этом знаменательном событии в записной книжке А.П. Барсукова сохранилась следующая запись: «11 сентября 1888 года граф Петр Сергеевич в первый раз ходил на охоту. Убил кошку...»9.

В дневнике С.Д. Шереметева также часто встречаются записи об охоте, например: «Утром охота в Плескове. Кавалеры все уехали и вернулись к вечеру»10.

Вечером в Михайловском начиналась иная жизнь: вся семья собиралась в верхнем кабинете, звучала музыка. Сергей Сергеевич играл на флейте, Петр Сергеевич - на виолончели и гитаре. Прекрасным гитаристом был подолгу гостивший в Михайловском А.К.Варженевский. Анна и Марья Сергеевны пели. Иногда участие в таких концертах принимал художник Н.Н. Богданов-Бельский, имевший, по мнению С.Д. Шереметева, неплохой голос. Часто звучал орган. Позже в домашних концертах принимали участие не только дети, но и внуки Сергея Дмитриевича.

В жаркую погоду вечером собирались не в кабинете, а на балконе в сторону парка или на террасе. Описание подобных вечеров мы также находим в дневниках С.Д. Шереметева: «После ужина сидели на балконе в сторону реки. Очень хорошо и тихо. Перепел издали был слышен»11. А.П. Барсуков в своей записной книжке пишет: «После ужина хорошо покутили на террасе. Дорогое венгерское и мед дедовский. Разошлись в 12 часов»12.

Когда не было музыки, как говорит С.Д. Шереметев «за отсутствием оживляющих элементов»,13 вечером затевали литературный диспут, например, по поводу «Гавриилиады» Пушкина и найденных в Остафьевском архиве писем Пушкина к Вяземскому. Составлялся «протокол» обсуждения.

Вечерами часто устраивались громкие чтения произведений Тургенева, Толстого. Иногда вместо литературных произведений читали вслух хранящиеся в архивах Михайловского письма Карамзина, Погодина, Вяземского, матери С.Д.Шереметева. Вечерами также готовились к домашним спектаклям, проходившим в Михайловском каждое лето.

В ОР РГБ хранится печатная программа любительского спектакля 4В осадном положении", который состоялся в Михайловском 14 июля 1903 года14. Из этой программы видно, что в постановке было задействовано практически все «михайловское общество»: роли исполняли тогда уже взрослые дети С.Д. и Е.П. Шереметевых, их мужья и жены, ботаник Н.А, Мосолов, управляющий имением М.В. Струнин, домашний врач С.А. Жемчужников и его жена (Жемчужников был еще и декоратором), суфлером был библиотекарь Н.В. Тимофеев, бутафором - П.С. Шереметев, и лишь гример приезжал специально из Москвы. Спектакли обычно устраивались в начале - середине июля после дня ангела, С.Д. Шереметева.

На день ангела С.Д. Шереметева (5 июля), на храмовый праздник (день Михаила архангела - 6 сентября) и на день рождения Е.П. Шереметевой (20 сентября) в Михайловском собирались все родные и друзья С.Д и Е.П. Шереметевых.

День начинался со службы в церкви, затем следовало поздравление виновника торжества. В храмовый праздник по обычаю поздравляли крестьян. Затем был праздничный обед - обедать приходилось в двух комнатах, а дети садились за отдельным, третьим столом. Каждый раз готовилась новая программа праздника, в которой обязательно была своя изюминка: концерт солистки Мариинского театра Е.И. Збруевой, выступление фокусника в парке, ряженые (дети Шереметевых), представление 'боярского пира, живые картины, концерт балалаечников и т.д. Семейные торжества всегда очень оживляли дети. Они готовили танцы - трепака, русскую, лезгинку; затевались игры - прятки, а в липовом парке - городки. И, как пишет С.Д. Шереметев, «к ним присоединялись и взрослые с большим оживлением»15.

В Михайловском было хорошо и комфортно всем - и ученым, работавшим в архиве и библиотеке, и зоологам, ботаникам, и друзьям и родственникам, постоянно жившим в усадьбе. Их воспоминания, письма рисуют нам необычайно теплую, задушевную атмосферу, сложившуюся в усадьбе. С.Д. Шереметев в своем дневнике говорит, что в Михайловском есть «то, чего не найдешь в другом месте»16, а домашний врач Шереметевых С.А.Жемчужников называет главной особенностью Михайловского то, что в нем находятся «не только источники воды ключевой, но и высший источник - душевного равновесия»17.

С.Д, Шереметев считал, что, обращенное в заповедное, Михайловское может послужить еще многим поколениям, и отмечал при этом, что хотел бы, чтобы оно переходило не с рук на руки, а «с души на душу»18. Однако, к сожалению, его пожеланию не суждено было сбыться. После Октябрьской революции неповторимый, уникальный мир Михайловского был разрушен.

Обратно*к содержанию книги*Далее
Примечания:

1. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). - СПб., 1994. С.12.

2. ОР РГБ.Ф.341. Папка 51. Д.1.

3. РГАЛИ. Ф.87. Оп.1. Д.73. Л.406.

4. Там же.Л.401.

5. Там же. Л.411.

6. РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Д.5060. Л.96.

7. Там же. Д.5047. Л.93.

8. Там же. Д.5046. Л. 116.

9. РГАЛИ. Ф.87. Оп.1. Д.114а. Л.16.

10. РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Д.5050. Л.97.

11. Там же. Д.5051. Л.67.

12. РГАЛИ. Ф.87. Оп.1. Д.114а. Л.13-13а.

13. РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Д.5046. Л.127.

14. ОР РГБ. Ф.341. Папка 56. Д.15.

15. РГАДА. Ф.1287. Оп.1. Д.5052. Л.92.

16.Там же.Д.5057.Л.116.

17. Там же. Д.655. Л.5.

18. Там же. Д.5392. Л.6.

 
© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017
Created by Alfmaster