Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ). Логотип.

Контакты

E-mail: info@oiru.org

Архитектурная графика XVIII - XIX вв. - источник по изучению усадебного строительства гр. Н.П. Шереметева

В настоящее время известно множество источников по изучению истории усадебного строительства в России. Прежде всего это архивные материалы: личные фонды владельцев усадеб и усадебные архивы (распоряжения и переписка владельцев, хозяйственная документация, счета, описи и реестры и т.д.). Известны и многочисленные описания усадеб и усадебного быта в изданиях XIX века, мемуарной и художественной литературе. Отдельный комплекс источников составляют изобразительные материалы - живописные полотна, гравюры, рисунки. Близко к этому типу источников стоит и архитектурная графика - чертежи и планы усадебных построек, парков, а также целых владений. Изучение этого пласта материалов нередко позволяет реконструировать (хотя и не без помощи архивных сведений, без которых невозможно такого рода исследование) процесс строительства усадеб и их изменяющийся в этом процессе облик. Проектные материалы, рабочие и фиксационные планы вкупе с архивными свидетельствами дают бесценные сведения о строительной практике XVIII -XIX вв., а также вкусовых ориентациях владельцев имений.

Коллекция «Архитектурная графика» Московского музея-усадьбы Останкино - редкое по своей целостности собрание, характеризующее строительную деятельность гр.Шереметевых во второй половине XVIII-XIX столетиях. Коллекция складывалась на протяжении двух сотен лет: многие листы находятся в Останкине со времени основания и строительства дворца (хранятся в фонде и отдельные более ранние графические материалы).

Среди архитектурной графики кон.XVIII - нач.ХIХ вв. (времени активного усадебного строительства Н.П. Шереметева) для нас в рамках настоящей статьи наиболее интересны чертежи подмосковных сел Н.П. Шереметева - Маркова, Жихарева, петербургских имений - Вознесенского, Шам-петра (по петергофской дороге), дома в Павловске. Постройка дворца-театра в Останкине в 1792 - 1798 гг. в настоящем докладе не анализируется в связи с достаточной известностью данного усадебного комплекса1.

Начало активной строительной деятельности гр. Н.П. Шереметева относится к концу 1780-х гг. Театральные увлечения Н.П. Шереметева сказались и на его архитектурной практике. Во втор. пол. 1780-х -нач. 1790-х, гг. гр. Н.П. Шереметев более чем когда-либо увлечен строительством театров2. С 1785 г. началось строительство нового театра в Кускове, в 1789 - 1791 гг. этот театр был полностью реконструирован. Одновременно перестраивался театр Китайского дома Шереметевых на Никольской улице. В 1789 - 1792-м гг. Николай Петрович стремился воплотить в жизнь проект грандиозного Дворца Искусств, одним из центральных помещений которого должен был стать театральный зал (планы Дворца Искусств были заказаны многим известным архитекторам, в т.ч. и за границей). В1792 г. началось строительство театра в Останкине, ставшем впоследствии апогеем в театральном строительстве гр. Н.П. Шереметева. Среди такого обилия театральных залов уже не кажется удивительным появление театра и в подмосковном Маркове - «охотничьей вотчине» Шереметевых.

Первое известное нам свидетельство об этом театре относится к августу 1790 г. «На отделку театра в Маркове повелеваю выдать Миронову 300 руб., которые и послать к нему в Марково немедленно»3. Лес для нового театра начали рубить в ноябре 1790 г.; но уже в августе сюда был направлен садовник из Кускова Ракк «для разводу вновь цветников»4.

Планы Марковского театра были составлены крепостным архитектором А. Мироновым, строительство велось «под его же смотрением» летом 1791 г. Несложное внутреннее устройство театрального зала было разработано архитектором (тоже крепостным) Гр. Дикушиным.

Отделка театра началась уже в сентябре 1791 г. 12 сентября управляющий гр. Н.П.Шереметева в Петербурге сообщал в Москву: «Для письма в Марковском театре Его Сиятельство изволил приказать выслать... живо-писцов Мухина с учеником и Калинина...»5.

К сожалению, планов театра в Маркове не сохранилось, однако в описи села 1811 г. находим его подробное описание. Театр был срублен из березового леса «в угол», т.е. таким способом, как рубятся обычно избы, а посередине - «в столбы». Зрительный зал имел несколько рядов партера и амфитеатра, за которым располагалась галерея с балюстрадой и семью скамьями; весьма несложным выглядело и оформление сцены.

Согласно той же Описи 1811 г., в Маркове находился и господский жилой дом. Изображение этого дома сохранилось, оно входит в серию графических листов, подписанных архитектором КС. Орденовым и архитекторским учеником Оконишниковым и составленных, очевидно, в период с 1809 по 1812 г.6. На плане Орденова театр, зафиксированный в Описи 1811 г., не показан. Вместе с тем, на плане отсутствуют и другие известные по описи постройки. Вероятно, театр располагался в некотором отдалении от господского дома и в план, фиксирующий основное ядро усадьбы, не вошел.

В 1792 -1794 гг. строительная деятельность Н.П. Шереметева оказалась весьма прозаической: несмотря на обладание огромным состоянием, Н.П. Шереметев оказался перед значительной нехваткой денежных средств. Проект Дворца Искусств, строительство которого уже начиналось, так и не был воплощен в жизнь. Строительные работы продолжались лишь в Останкине; постройка деревянного здания из собственного леса силами крепостных была значительно дешевле, чем сооружение грандиозного ансамбля из камня в центре столицы.

С середины 1790-х гг. характер строительной деятельности гр. Н.П. Шереметева изменился; с этого периода он был занят работами в своих петербургских «дачах».

Летом 1794 г. намечались строительные и садовые работы в мызе Шампетр, расположенной на Петергофской дороге. Две пристройки к главному господскому дому были спроектированы архитектором И.Е.Старовым, выполнявшим немало заказов Н.П. Шереметева; непосредственное наблюдение за строительством осуществлял Павел Прохаев. Садовыми работами занимался небезызвестный царскосельский садовник Буш, который засыпал землей существовавший прежде канал и распланировал дорожки парка. Из переписки Н.П. Шереметева становится ясно, что Буш в Шампетре занимался не только садом; в письме Н.П. Шереметеву он просил передать все строительные работы под его руководство.

В январе следующего, 1795 г., по просьбе Н.П. Шереметева архитектор И.Старов посетил Шампетр и по возвращении отправил Н.П. Шереметеву план «Шампетра корпусу хоромному». Судя по всему, именно этот план (или его копия) хранится в фонде Останкинского музея7. На плане показаны две одноэтажные пристройки по сторонам главного дома, вероятно, те самые, которые возводились по проекту И.Старова. Небольшие габариты пристроек вполне соответствуют скорости их постройки; они были сооружены приблизительно за два месяца.

В том же 1794 г. начались проектные работы М.Старова для другого имения Н.П. Шереметева под Петербургом - Вознесенского8.

Планы Николая Петровича относительно Вознесенского вовсе не были далеко идущими; в Повелении от 17 июля 1794 г. Петру Александрову (управляющему в Петербурге) он пишет: «...съездить к архитектору Старову и попросить от меня, чтоб он съездил в Вознесенскую мызу и посмотрел на тамошнее строение, можно ль из оного с прибавкою нового лесу из своих рощей сделать на случай моего приезду покои не весьма обширные, об одном этаже...»9

Однако, посетивший в скором времени имение И. Старое назначил полную перестройку всей усадьбы. В отписке П. Александрова от 31 июля находим подробное описание поездки И. Старова, его сына и архитекторского ученика в Вознесенское: «...Старов сам осматривал строение и мес-тоположение прежнего, а потом осматривал и другие места, чтоб построить вновь дом приличнее... потом ездил за реку Неву, на другой берег, смотрел, как делает вид, где он назначит построение вновь дому...»10

Согласно плану и «назначению» Старова предполагалось ликвидировать все старые постройки и службы; скотный и конюшенный дворы, а также крестьянские избы перенести на новое место; на месте «старых хором» «на случай приезду по собранию гостей побольше состроить галерею...»11.

Таким образом, Старов предполагал построить в Вознесенском два строения: новый дом «поприличнее» и «галерею» для приема гостей.

В собрании музея Останкино хранятся проектные материалы Старова для этой усадьбы. Комплекс графических материалов содержит не два, а четыре проекта построек: фасады и планы нового дома, одноэтажной галереи и двух двух-светных павильонов. Декоративное и планировочное решение трех последних построек различны, размеры их колеблются от 34,5 до 47,5 м по длине и от 10 до 24 м по ширине. Однако назначение всех трех построек не оставляет сомнений: очевидно, что это увеселительная зала для торжественных случаев. Трудно представить, что в одной усадьбе предполагалось возвести три таких постройки. Логичнее предположить, что Огаревым было разработано три проекта увеселительной галереи, предложенных затем на рассмотрение и выбор Н.П. Шереметеву.

Несколькими годами спустя Шампетр и Вознесенское, которые служили летними дачами Николая Петровича Шереметева, заменил вновь построенный дом в Павловске.

В устройстве Павловской дачи принимал участие придворный архитектор В.Бренна. Из письма архитектора, датированного 30 июня 1799 г., узнаем, что его работы для Н.П. Шереметева в Павловске продолжались в течение двух лет12. Видимо, проектное решение дома было осуществлено В.Бренной во второй половине 1797 г., в следующем году начались строительные работы.

Уже 2 апреля этого года В.Бренна сообщал Н.П.Шереметеву: «Что касается работ в доме Вашего Сиятельства, они идут своим порядком»13.

О проекте Бренны дома Н.П. Шереметева в Павловске можно судить по сохранившимся графическим материалам14. В фонде музея находится 4 чертежа с изображением плана здания, двух его фасадов и поперечного разреза. Сложное в планировке здание обладало небольшими размерами (30 х 19 м) и не носило репрезентативного характера. Самое большое помещение (за исключением холла-вестибюля с двумя полукруглыми коридорами) занимало всего 16 кв. м. Вполне очевидно, что дача в Павловске предназначалась гр. Шереметевым исключительно для собственного пользования.

Письмо Н.П. Шереметева Бренне от 5 февраля 1799 г. свидетельствует о том, что строительные работы подходили к концу: «Прошу вас только позаботиться, чтоб постройки были окончены к этой весне...»15.

Гр. Н.П. Шереметев посетил дом в Павловске лишь однажды: здесь он провел лето 1802 г. В начале 1803 г. скончалась супруга гр. Н.П. Шереметева П.И. Ковалева-Жемчугова. Смерть любимой супруги изменила все планы Н.П. Шереметева.

Следующие несколько лет Николай Петрович (он умер в 1809 г.) посвятил завершению самой значительной своей постройки - Странноприимного дома в Москве, задуманного еще вместе с Прасковьей Ивановной Ковалевой-Жемчуговой, а также устройству нового собственного уединенного обиталища. Его местом было избрано более чем скромное подмосковное сельцо Жихарево. Уже через несколько месяцев после смерти Ковалевой-Жемчуговой Николай Петрович просил доставить ему снятый с натуры план Жихарева, его описание, а также составил «Записку», в которой «изъявил желание построиться в Жихареве»16. «Строение должно быть небольшое и неважное...» - писал Шереметев своему управляющему. Та же мысль звучит в письме Александру Федоровичу Малиновскому (18.10. 1803): «Прекрасное расположение того сельца подало мне мысль построить небольшую хижину, которая со временем может для меня быть приятным уединением.

P.S. Здесь сказанное ничто иное, думаю, как мечта, и то для того, если вздумается, по грусти моей, поездить по свету и чтобы, не заезжая в Москву, мог я недели три прожить под Москвою. Прямо скажу, ничего не будет; но не мешает узнать оное место, столь положением приятное»17.

Спустя год дом с флигелями в сельце Жихареве уже был построен. В описании Степана Носова, составленном в июне 1804 г., говорится следующее: «Дом старый был сломан, и был выстроен дом нонешнего года весной деревянной, при нем кухня, жилых две избы, конюшня... сараи, погреб с закромами... Делается для проезда порядочная дорога и по приличию дома уряжается...»18.

Н.П. Шереметев намеревался провести в новом Жихареве лето 1805 г. (эта поездка не состоялась), затем лето 1806 г. Однако вопрос о том, посетил ли Николай Петрович когда-либо вновь отстроенную усадьбу, пока остается неразрешенным.

Согласно известному нам чертежу19, в Жихареве было построено одноэтажное с мезонином здание, фланкированное стоящими с ним в линию флигелями. Весьма скромный декор построек говорит об установившейся ампирной традиции. По данному графическому листу прослеживается четкая планировка усадьбы: господские строения занимали прямоугольный участок, огороженный оградой, через улицу находились крестьянские дворы с домами, располагавшимися перпендикулярно к ней.

Чертеж носит, несомненно, фиксационный характер: так же, как и чертежи села Маркова, он подписан архитектором Орденовым и архитекторским учеником Оконишниковым. Манера исполнения всех чертежей идентична, все они выполнены на одинаковой бумаге сходного размера, по периметру листа - темные рамки. В собрании музея имеются и другие работы, подписанные этими архитекторами. Это дает право предположить, что Орденов и Оконишников выполняли фиксационные работы в различных имениях гр. Шереметевых. Об этом же свидетельствует надпись, сделанная на оборотной стороне плана Жихарева: «Итого в сей книге номерованных девяносто три (93) листа».

Подводя итоги, необходимо отметить, что выявление графических материалов, связанных с именем определенного заказчика, позволяет судить о его приоритетах в усадебном строительстве, вкусовых ориентациях, выборе архитекторов. Так, в усадебном строительстве Н.П. Шереметева четко прослеживаются три периода: 1) строительство театральных помещений; 2) строительство в Петербургских дачах; 3) постройка Странноприимного дома и дома в Жихареве, связанная со смертью П.И. Ковалевой.

Кроме того, архитектурная графика служит важным источником, характеризующим творчество того или иного архитектора (в данном случае - В. Бренны, И. Огарева и др.). Благодаря четкой прорисовке деталей проекта, в т.ч. декора (что не является характерным для рисунка и живописи), возможен стилистический, сравнительный анализ и, как его следствие, - атрибуция (или неатрибуция) постройки или ее проекта.

Масштабность изображения позволяет определить точные размеры усадеб и их построек, дает представление об общей их планировке.

Таким образом, изображения усадеб в архитектурной графике XVIII -XIX вв. существенно дополняют архивные свидетельства, нередко превосходя их по своей информативности. На основе графических и архивных данных возможна реконструкция как облика, так и истории того или иного памятника; проектные, рабочие и фиксационные чертежи дают возможность проследить этот процесс в его динамике.

Обратно*к содержанию книги*Далее
Примечания:

1. Многие материалы по Останкину опубликованы. См., напр.: Елизарова Н.А. Театры Шереметевых. М., 1944; Прокопенко Л.И., Аксенов В.Ю. История проектирования и строительства дворца-театра в Останкине. //Новые материалы по истории русской культуры. М., 1987; Михайлов Б.Б. Архитектор Франческо Кампорези в Останкине. // Архитектура СССР. 1989. сентябрь-октябрь. С.102-110; Михайлов Б.Б. Садовник Фрэнсис Рид в Царицыне и Останкине. // Архитектура СССР. 1990. июль - август. С.104-110.

2. См. подробнее: Прокопенко Л.И. История создания и проектирования театральных залов Шереметевых (Москва. Кусково. Останкино). Старинные театры России. XVIII-первая четверть XIX вв. М., 1993.

3. Научный архив Московского музея-усадьбы Останкино (далее -НА). Инв. № 352, Повеление от 10.08.1790.

4. НА. Инв. №352, Повеление от 15.08.1790.

5. НА. Инв. №481.0.1.

6. НА. Инв. №№624-629.

7. Инв. № 4-609.

8. К этому времени в Вознесенском находился ряд старых построек: ветхий барский дом, кухня, скотный и конюшенный дворы, несколько крестьянских домов.

9. НА. №346.-С.36.

10.НА.№346.-С.16.

11. Инв. №№ 4-602-608,679.

12. НА. №3.-С.22.

13. НА. №3.-С.17.

14. Инв. №№ 4-618-619.

15. НА. №3.-С.19.

16. НА. №59.-С.2.

17. НА. №59.-С.З.

18. НА. №59.-С.З-4.

19. Инв. № 4-630.

 
© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017
Created by Alfmaster