Контакты

e-mail: info@oiru.org

Хроника вандализмов

А.В.Чекмарев, А.В.Слезкин Опубликовано в сборнике «Русская усадьба», №12 (28). - М.: «Жираф», 2006. С.787-821

Предваряя третий выпуск Хроники, трудно избежать повторения ставших уже банальными слов о катастрофическом состоянии памятников, о равнодушии к ним государства и хроническом варварстве населения. Это все и так очевидно. Для специалистов и близко интересующихся темой сложившаяся ситуация давно стала привычной, да к тому же неактуален сегодня «глас вопиющих». Пришедшееся на конец 1980-х – 1990-е гг. время романтического открытия русской старины, когда заново прочитывались и глубоко переживались страницы дореволюционного прошлого, ушло. Теперь кажутся наивными перестроечные мечтания превратить все дворянские усадьбы в музеи или культурно-образовательные центры. Сегодняшний подход к проблеме отличается предельным прагматизмом - все должно приносить доход, в том числе и культурное наследие. Потому оно обязано вписаться в современную экономику и шире, в современную жизнь. Страна живет в ожидании закона о приватизации архитектурных памятников. С каждым днем возрастает ценность старинных особняков и усадебных руин с окружающими их парками и ландшафтами. Но ценность, увы, не столько в качестве высоких образцов искусства или историко-мемориальных свидетельств, сколько в качестве востребованного недвижимого имущества. Для усадеб начинается новое существование в виде корпоративных резиденций, частных дач, элитных отелей и т.д. Слово «элитный», пожалуй, лучше всего отражает дух той жизни, которую привнесут в усадьбы новые состоятельные хозяева. Это неизбежно, и иного сценария в сложившейся ситуации ожидать не стоит.

Для положения памятников, однако, важнее другое - при закрытости и отсутствии контроля со стороны специалистов грядущие метаморфозы с попавшим в частные руки наследием непредсказуемы. Трудно ожидать от современных владельцев, чтобы они досконально, по мелочам, с помощью квалифицированных специалистов восстанавливали фасады или интерьеры XVIII-XIX веков. Хотя бы потому, что собственной исторической связи с доставшимся чужим наследством они не имеют, и не о какой преемственности поколений говорить не приходится. В нашем обществе нет трепетного отношения к подлиннику, пока нет и «моды на старину». Внешне декорированная «под старинную эпоху» подделка вполне удовлетворяет невзыскательный обывательский вкус.

Чрезвычайная вольность в обращении с архитектурными памятниками в нынешней России просто потрясает. В советское время их сносили и уродовали в угоду идеологии, пытаясь стереть из народной памяти. Сегодня наоборот, уродуют, признавая непреходящее историко-художественное значение и беззастенчиво объявляя надругательство актом спасения. Примеров множество, и все они на слуху – Стрельна, Царицыно, Юсуповские палаты в Харитоньевском переулке... Произвольное обращение с достоверностью при использовании современных, несвойственных прошлым эпохам материалов и грубом исполнении деталей превращает вчерашние «живые» руины в выхолощенные бездушные муляжи. Царящий в массовом сознании культ новизны требует, чтобы и памятники выглядели соответствующе. Стеклопакеты в палатах и храмах, оцинкованные купола, ядовито-кричащая раскраска, идущая вразрез с общепринятыми правилами – все это окружающая нас реальность.

Осознание древности и значимости (даже святости) места парадоксальным образом не соотносится с желанием сохранить уцелевшие на нем материальные свидетельства. Например, в церкви села Еганова (о ней пойдет речь в Хронике) гордятся тем, что их храм современник Куликовской битвы. Но это не помешало недавнему грубейшему искажению его облика с фактическим уничтожением под цементом подлинных остатков белокаменного декора, конечно, не XIV, но, возможно, XVI столетия.

В предлагаемом выпуске Хроники тема вопиющих нарушений при восстановлении усадебных церквей поднимается впервые. Необходимо понять, что основную ценность в любом архитектурном произведении составляют не кирпичи и стены, а художественный образ, обусловленный целостностью первоначального облика. Его утрата возможна вследствие не только разрушения, но и искажения здания, происходящего зачастую, как это не грустно, из самых благих намерений. Многие церковные памятники, переданные в ведение приходов, уже испытали на себе культурную безграмотность священников и богатых жертвователей. Для большинства пребывающих в запустении усадебных сооружений этот этап еще впереди.

В нынешней Хронике специально выделен раздел с говорящим названием «Мартиролог». Он посвящен памятникам усадебной архитектуры, утраченным относительно давно и во многих случаях по этой причине совершенно забытым. Публикация кратких исторических сведений и редких фотографий позволит в какой-то степени извлечь из небытия эти ушедшие образцы старой архитектуры, представив их как специалистам, так и широкому кругу читателей.

Предлагаемая ниже традиционная подборка материалов охватывает усадебные памятники разных регионов России и основана на мониторинге, который уже несколько лет ведется в рамках регулярных экспедиционных поездок ОИРУ. Представлены как пребывающие в руинах, так и утраченные за последнее время архитектурные сооружения. Излишне будет напоминать, что и этот список не является исчерпывающим.

***********************

Все меньше остается усадебных комплексов, сохраняющих целостность всех основных компонентов – архитектурных сооружений, парка и окружающего ландшафта. Почти всюду до нас дошли пребывающие в запустении остатки ансамблей.

ГОЛУНЬ

В Орловской области одной из наиболее представительных усадеб была Голунь князей Голицыных (Новосильский район), занимавшая обширную территорию и имевшая множество построек. Ее архитектурный ансамбль сложился на рубеже XVIII-XIX веков в стиле классицизма. По заказу Голицыных, владельцев известнейшей подмосковной усадьбы Кузьминки, в Голуни были последовательно возведены конный двор (1785-1787 гг.), Покровская церковь (1790-1816 гг.) и главный дом с флигелями (1810-е гг.). Проекты основных построек, дома и храма, видимо принадлежали А.Н.Воронихину. Это не спасло их от разрушения.

Покровская церковь, пострадавшая в войну, была окончательно разобрана в 1960-е гг. по инициативе районного начальства. Это был выдающийся памятник, к тому же, возможно, одно из ранних произведений великого зодчего. Воронихин по желанию заказчика интерпретировал архитектурный образ Софийского собора в Царском Селе. Храм центрической композиции с портиками по сторонам также имел пять приземистых куполов и узнаваемую особенность прототипа – многочисленные арочные окна центрального барабана, символически уподобляемые решению купола в Софии Константинопольской. К западу от церкви располагалась отдельная колокольня.

Главный дом в Голуни со времен войны стоит в руинах. Строгий компактный объем с лаконичным декором задуман в духе других усадебных домов Воронихина, например в Городне или Братцеве. Уже в конце 1940-х гг. выгоревшее здание не имело крыши и внутренней отделки. Однако на фасадах еще сохранялся штукатурный декор. Сейчас он почти полностью утрачен, обнажив кирпичную кладку. Внутри стен выросли большие деревья. В этих развалинах все труднее разглядеть изысканное произведение классического стиля.

Несколько лучше обстоит дело с сохранностью конного двора. На его территории расположена база сельхозтехники, больше напоминающая свалку металлолома. Выстроенный в виде крепости, со стенами и башнями, конный двор остается ярким примером подобного типа сооружений, а для архитектурного наследия Орловской области он и вовсе уникален.

ПОДВЯЗЬЕ

Конгломератом руин сегодня является самая крупная из усадеб Нижегородской области - Подвязье (Богородский район). Основанная во второй половине XVIII века дворянами Приклонскими, она на рубеже XIX-XX вв. была превращена купцами Рукавишниковыми в образцовое хозяйство. Сегодня на охране в качестве архитектурных памятников состоят полтора десятка сооружений этого огромного комплекса, при этом среди них нет ни одного целого. Все это сплошь развалины.

Построенный в конце XVIII века (с последующими переделками) главный дом за последние десятилетия утратил деревянный бельведер, часть крыши и все интерьеры, прежде отличавшиеся роскошью. Полуразрушены корпуса циркумференций, огибающие парадный двор.

Печальное зрелище представляет Воскресенская церковь (1818 г.) – уникальный овальный в плане храм классицизма, окруженный колоннадой. Все его деревянные части либо полностью утрачены (купол) либо полусгнили (антаблемент). Сейчас даже трудно представить первоначальный вид памятника. По описаниям храм завершался куполом с высоким шпилем. Рядом пока еще стоит оригинальная звонница в виде триумфальной арки. От скотного двора остались куски стен с возвышающейся над ними краснокирпичной «замковой» башней. Многих учтенных при паспортизации комплекса в 1970-е гг. построек (кузница, навес и т.д.) и малых архитектурных форм (ограды, ворота) теперь уже и вовсе не найти.

Общее впечатление от усадьбы, словно пережившей недавнюю бомбардировку, угнетающее. Между тем нынешнее состояние – результат многолетнего вандализма местных жителей. Разрушение Подвязья тем более печально, что усадьба расположена в красивейшем месте, на высоком берегу Оки. От барского дома открываются захватывающие виды на излучину реки и пойменные луга. Пейзаж, интересная архитектура и связь с купеческой династией Рукавишниковых, много сделавшей для Нижнего Новгорода, могли бы превратить Подвязье в одно из привлекательных туристических мест.

Уходят и более скромные усадебные ансамбли, не отличавшиеся размахом, не прославившиеся именами владельцев, но важные как уцелевшие свидетели былого жизненного уклада.

БАРЯТИНО

В Калужской области к таким усадьбам относится Барятино (Мещовский район) князей Козловских. Ее камерный архитектурный ансамбль в стиле классицизма относится к первой половине XIX века, когда были выстроены дом и церковь Рождества Богородицы (1823 г.). В 1970-е гг. их еще дополняли ныне несуществующие ворота парадного двора и каменная подпорная стена в парке. Сегодня в Барятине «лучше» всех выглядит храм. Давно заброшенный, лишившийся колокольни и поросший кустами, он, однако, мало изменился за последние тридцать лет. Его массивный силуэт просматривается с трассы «Москва-Киев». А вот главный дом уже практически утрачен. У него нет не только крыши, но и половины стен. Колонные портики были разобраны еще полвека назад, но в остальном весь объем до недавнего времени сохранялся. За последние годы здание просто растащили по кирпичу.

ЛЯХОВО

Еще один пример из ряда небольших усадебных ансамблей – Ляхово (Домодедовский район Московской области). Сохранный и целостный в недалеком прошлом комплекс, созданный в начале XIX в. Васильчиковыми и дополненный столетие спустя Варгиными, разрушается на глазах. От сельской улицы усадьбу отделила полоса частной застройки. От находившегося на этом месте деревянного дома Варгиной 1910 г. не осталось и следа. Нет и деревянного флигеля того же времени, а также конюшен. «Принимаются меры» к уничтожению въездной аллеи: кто-то намеренно срезал кору с нижних частей стволов старых лип. Флигель, стоящий рядом с главным домом, еще вполне благополучно существующий на фото в «Памятниках архитектуры Московской области», превратился в руину. Вероятно, некогда Ляхово было очень уютной камерной усадьбой. Образ ее главного дома являл собой готовую иллюстрацию к произведениям русской классики. Изящную постройку в стиле классицизма украшали колонные портики, поддерживающие балконы. Ныне дом брошен. На главном фасаде колонн уже нет, как и балкона, потому странно смотрится дверь, ведущая в никуда. В целом дом еще не утратил живописности, только она теперь приобрела оттенок беззащитности и обреченности.

НОВАЯ РОМАНОВКА

В Брянской области погибает ансамбль, широко известный специалистам архитектурой и убранством усадебного храма. Речь идет о Новой Романовке (Мглинский район), принадлежавшей Дуниным-Борковским. Покровская церковь, построенная в 1811 г., удостоилась отдельных публикаций еще в начале XX в. Центрический храм-восьмигранник представлял оригинальную вариацию на тему древней башни ветров в Афинах. Имя архитектора неизвестно, но вероятно это был крупный зодчий классицизма. По стилю памятник близок к постройкам Д.Кваренги и Н.Львова. Изысканно оформленный интерьер украшал иконостас с иконами кисти В.Л.Боровиковского (1815 г.). К счастью это ценное для русского искусства произведение было детально отснято и опубликовано почти сто лет назад. К настоящему времени большинство икон утрачено, только некоторые попали в разные музеи. Самого иконостаса давно нет. Выпотрошенный храм неумолимо разрушается. Внутри уже почти исчезла вся лепнина, рушатся колонны портиков. Руина заросла деревьями, и ее нынешний образ еще более приблизился к античному прототипу.

Еще относительно недавно в удовлетворительном состоянии пребывал главный дом в Новой Романовке. Он был построен в 1853 г. по проекту петербургского архитектора Д.Е.Ефимова. Это асимметричное по композиции здание в формах ранней эклектики примечательно, как редкий пример уцелевшего большого барского дома середины XIX в. Слово «уцелевший» уже, впрочем, неуместно, поскольку брошенное здание стремительно превращается в руину.

КОСТИНО

Невосполнимые утраты понес за последние десятилетия и ансамбль рязанской усадьбы Костино (Рыбновский район). Он включал постройки разных архитектурных эпох, удачно размещенные на высокой приокской террасе.

Наиболее ранним памятником усадьбы является Богоявленская церковь, построенная в 1690-х гг. по заказу владельца села С.Г.Михайлова. Небольшой храм примыкает к «рязанской» группе церквей нарышкинского стиля, возникшего, как известно, в расположенных неподалеку вотчинах Нарышкиных. Почти все нарышкинские церкви на Рязанщине утрачены, поэтому храм в Костине имеет особую ценность, что не мешает пребывать ему в аварийном состоянии. Обезглавленный, лишенный купола, он много лет используется в качестве водокачки. Бак с водой своей тяжестью разрушает стены, из которых давно растут деревья. Выкрашивается фасадный декор.

Остальные постройки в Костине относятся к рубежу XIX-XX вв., когда усадьба принадлежала выдающемуся ботанику Н.Я.Никитинскому, занимавшемуся разведением картофеля. В начале XX в. Костино было крупнейшим в России питомником этой сельскохозяйственной культуры. По заказу владельца (а по преданию и по его проекту) был построен вместительный дом-дворец в неоклассическом стиле. Сложное по композиции здание задумано в духе помпейской виллы с разновысотными объемами, колонными портиками и лоджиями. После революции дом использовался под садоводческую школу, созданную на базе усадебного хозяйства Никитинских, затем в нем был детский интернат. В 1990-х гг. выселенное здание сгорело. Сегодня от него остался лишь остов стен.

Из других сооружений большой усадьбы представляли интерес так называемые пропилеи, и по сей день состоящие на учете в качестве сохранившегося памятника. Однако сейчас трудно найти даже место этого колонного «античного храма», украшавшего видовую площадку в парке. Отсюда открывается прекрасный вид на Оку. Пропилеи были очевидно возведены одновременно с главным домом. Их разрушили где-то в 1970-х гг.

От погибающих ансамблей логично перейти к отдельным постройкам в тех усадьбах, которые еще ранее утратили свою целостность. В ряде случаев единственными памятниками прошлой жизни оставались главные дома да одичавшие парки. Заметим, что распространенное мнение, будто бы в русских усадьбах в основном сохранились господские дома, является заблуждением. Гораздо чаще от усадеб остались храмы и хозяйственные постройки, а на месте главного дома - поросшие бурьяном фундаменты. Руины церквей стоят десятилетиями, дома же горят, растаскиваются или разбираются на стройматериалы по приказу местных начальников. К их развалинам народное сознание не питает ни малейшего почтения.

БРЫНЬ

Почти перестал существовать редчайший в Центральной России образец промышленной усадьбы в селе Брынь (Думиничский район Калужской области), устроенной в 1720-е гг. при заводах Демидовых. Еще в 1970-х гг. в относительной сохранности находился главный дом петровского времени, выстроенный в традициях древнерусских палат со сводчатыми помещениями и с чертами барокко в лепной отделке интерьеров. Уникальное сооружение худо-бедно использовалось местным колхозом. Сегодня заросшие руины демидовского дворца не так просто отыскать. От здания остались отдельные фрагменты стен. Вместе с лепниной потолков погибли современные дому кованые решетки и металлические двери, бывшие колоритными свидетельствами эпохи, оставившей так мало материальных свидетельств.

Дома в стиле барокко в русских усадьбах всегда считались редкостью. В большинстве усадеб их впоследствии заменяли на новые, более соответствующие изменявшейся архитектурной моде и представлениям о комфорте. Поэтому всякий раз утрата такого памятника весьма ощутима.

БОРИСОВСКОЕ

В малоизвестной усадьбе Борисовское (Большесельский район Ярославской области) до недавнего времени сохранялся и использовался главный дом середины XVIII века, выстроенный в формах елизаветинского барокко. Украшением прямоугольного здания служили затейливые «ушастые» наличники окон, пилястры, профилированные карнизы и ленточный руст цокольного этажа. Далекий от пышных творений Растрелли, но качественный и добротный, дом в Борисовском хронологически и стилистически уникален для усадеб Ярославской области. Сегодня от него остался остов стен. Видимо, вследствие пожара утрачен надстроенный в советское время деревянный этаж. Разрушены внутренние перегородки, облезает штукатурный декор на фасадах.

СТЕПАНОВСКОЕ-ВОЛОСОВО

С прошлого года начался отсчет разрушения дворца князей Куракиных в известнейшей тверской усадьбе Степановское-Волосово (Зубцовский район). Некогда огромный комплекс включал самые разнообразные сооружения – службы, конный двор с каланчой, бутафорский городок с театром и домами для дворни, обелиски. Центром этого почти уже исчезнувшего ансамбля являлся классицистический главный дом, выстроенный в 1790-е гг. на основе проекта Д.Кваренги. До революции его залы украшала ценная картинная галерея. В советский период переоборудованное внутри здание занимал психоневрологический интернат. В последнее время пациенты жили во флигелях, а центральный корпус использовался под хозяйственные нужды. И хотя состояние памятника трудно было назвать благополучным – протекала крыша, стены покрывала плесень – он все же не имел видимых утрат. Сразу после выселения интерната в 2004 году здание при помощи вандалов стало деградировать буквально на глазах. Уже частично провалилась или разобрана крыша, внутри завалы из рухнувших перекрытий, выбиты окна. Летом 2005 года местные подростки подожгли один из флигелей, оставив от него коробку стен. Если разрушение и дальше будет идти такими темпами, скоро куракинский дворец полностью погибнет, сохранив свой облик на фотографиях и замечательных картинах середины XIX века из Исторического музея.

ПЕТРОВСКОЕ (АЛЕКСИН)

К памятникам классицизма, столь распространенного в усадебной архитектуре, относится и разрушающийся главный дом в Петровском (на окраине Алексина) Тульской области. Усадьба принадлежала древнему роду князей Тюфякиных. Ими в 1770-е гг. (а может чуть позже) был построен главный дом в стиле загородных дворцов «французского типа», с обязательным полукруглым выступом зала-салона. Вероятно, в начале XIX в. к полуротонде была пристроена эффектная колоннада, смотрящая на Оку. В 1970-х гг. памятник, в котором даже сохранялась отделка интерьеров, уже требовал реставрации, но, будучи брошен на произвол судьбы, получил с тех пор значительные утраты. Рухнули колонны, крыша и перекрытия. Территория усадьбы захламлена и безнадежно искажена новыми строениями.

ЮРОВО

Поросший бурьяном пустырь и остатки фундаментов – все, что осталось от главного дома вологодской усадьбы Брянчаниновых в селе Юрово (Грязовецкий район). Юрово существовало в едином комплексе с главной усадьбой Брянчаниновых Покровским, расположенным неподалеку. Оба комплекса классицизма отметил еще Г.К.Лукомский, справедливо посчитав лучшими образцами усадебного классицизма начала XIX в. на Вологодской земле. Эти усадьбы связаны с жизнью архиепископа Игнатия Брянчанинова, родившегося в Покровском. Сейчас там затянувшаяся реставрация с последующим созданием в усадьбе мемориального музея святителя. А дом в Юрове, монументальное двухэтажное здание с колонной лоджией, сгорел в 1996 г., после чего был разобран по инициативе местных властей. Печальные руины смущали начальников.

АННЕНКОВО

Возможно судьбу дома в Юрове повторит главный дом усадьбы Анненково (Майнский район Ульяновской области), построенный дворянами Анненковыми. Он сильно пострадал от пожара 20 февраля 2004 г. Скромный памятник классицизма рубежа XVIII – XIX вв., он, тем не менее, был одним из немногих сохранившихся в данном регионе. Здание стояло заброшенным с 2001 г. В результате пожара дом лишился кровли, междуэтажных перекрытий – осталась лишь коробка стен с колоннами, подпирающими небо. Может ее тоже разберут, чтобы своим видом не расстраивала ответственных лиц.

ЕЛЬДИГИНО

Стремительно уменьшается круг сохранившихся деревянных барских домов. Недавняя утрата – в Ельдигине (Пушкинский район) под Москвой, старинной вотчине князей Куракиных, принадлежавшей с 1877 г. Армандам. В 1878 г. фабрикантом Е.Е.Армандом был выстроен вместительный двухэтажный дом с террасами. При скромной архитектуре он вполне соответствовал последним требованиям комфорта. В 1893-1898 гг. в Ельдигине, еще до знакомства с Лениным, постоянно жила Инесса Арманд. До последнего времени в доме стоял рояль, на котором она будто бы любила играть. Здание сохранялось в хорошем состоянии, но пожар 2004 г. поставил точку в его истории. Теперь от господских построек в Ельдигине осталась только куракинская Троицкая церковь 1735 г. Усадьба Армандов фактически погибла.

ПАВЛИЩЕВ БОР

Продолжает разрушаться усадьба В.А.Ярошенко Степановское-на-Тече в селе Павлищев Бор (Юхновский район Калужской области). Этот ансамбль имеет значительную мемориальую ценность, поскольку связан с жизнью и творчеством известного художника-передвижника Н.А. Ярошенко, который часто бывал в имении брата. После революции из разграбленного барского дома было вывезено много произведений Ярошенко, в т.ч. и авторское повторение широко известной «Курсистки» (ныне в Калужском художественном музее). Большой дом-дворец в Степановском был построен в 1895-1899 гг. в формах эклектики. Сложное по композиции здание имеет башни, террасы, колонные портики. Интерьеры были пышно оформлены в различных стилях. В советское время в Павлищевом бору был санаторий. Сейчас дом пустует. Со всех сторон нему подступают дебри зарастающего парка. Во многих местах повреждена кровля и разрушается кирпичная кладка. Погибает отделка интерьеров. Пока еще памятник можно спасти.

Особая боль – памятники дореволюционной дачной архитектуры в подмосковных поселках. Скромные, как правило, деревянные строения, отмеченные царившей в них в прошлом теплотой и камерной уютностью, совершенно беззащитны перед людьми и временем. Мало что осталось сейчас от таких больших дачных поселков, как, например, Клязьма и Удельная. Уходит и то немногое, что еще можно было увидеть.

КЛЯЗЬМА (ДАЧА АЛЕКСАНДРЕНКО)

Художник Сергей Вашков, как известно, за свою короткую жизнь создал немного произведений в жанре архитектуры. Теперь их стало еще меньше. В октябре 2003 г. сгорела знаменитая дача купца И.А.Александренко в подмосковном поселке Клязьма (Пушкинский район).

От широко известного по множеству публикаций чудо-терема (1908 – 1909 гг.), украшенного наличниками с изображениями диковинных птиц, зверей и растений, осталось лишь пепелище с остовом печи. Памятник уже много лет находился в запустении. Теперь об ансамбле дачи, принадлежавшей людям, которым мы обязаны появлением двух других замечательных творений Вашкова – церкви и школы в Клязьме, напоминают только скромная калитка в ограде одного из частных владений, занявших ее территорию. Большие ворота с резным фронтоном и ограда, оказавшаяся еще в одном владении, были варварски разобраны в 1990-е гг. Шедевр неорусского стиля теперь мы можем видеть только на старых фотографиях.

УДЕЛЬНАЯ (ДОМ ТАМБУРЕР)

В ночь с 25 на 26 декабря 2005 г. огнем уничтожена другая известная подмосковная дача – дом Л.А.Тамбурер в поселке Удельная (Раменский район Московской области). Построенный одновременно с дачей Александренко деревянный неоклассический особняк с четырехколонным портиком (произведение архитектора И.В.Жолтовского) имел большое историко-мемориальное значение. В 1910 – 1920-е гг. у Тамбурер гостили сестры Цветаевы, М.А.Булгаков, Н.А. Обухова и многие другие знаменитые представители отечественной культуры . Использовавшееся до сих пор под жилье здание сгорело из-за неисправности электропроводки.

Вслед за усадебными домами и дачами традиционный раздел разрушений и утрат среди усадебных (или вотчинных) храмов. Пока далеко не во все из них вернулась жизнь. Многие по-прежнему стоят разоренными и покинутыми. Большинство как действующих, так и заброшенных церквей дошли до наших дней с существенными повреждениями.

МОШЕНКИ

В селе Мошенки (Мещовский район Калужской области) на берегу реки Серены в XVIII в. существовала усадьба князей Урусовых. В 1763-1765 гг. на средства полковника князя А.А.Урусова в ней был возведен храм Александра Невского с отдельно стоящей колокольней, надстроенной в 1844 г. по заказу помещика И.С.Толмачева. Сохранившаяся церковь замечательна тем, что представляет собой большую двухсветную ротонду, завершенную полусферическим куполом. В эпоху классицизма такая типология перестала быть редкостью, но для храмостроения барокко она почти уникальна. В типологическом плане храм в Мошенках можно поставить в один ряд с такими оригинальными памятниками, как церкви в Подмоклове, в Троекурове или Смоленская церковь в Троице-Сергиевой лавре. Лаконичный цилиндр храма Александра Невского чрезвычайно индивидуален и общей композицией, и фасадным декором в виде равномерно распределенных пилястр и окон в фигурных барочных обрамлениях. Смелость купольной конструкции и гармоничное решение внутреннего пространства свидетельствуют о работе профессионального архитектора. Без сомнения памятник занимает важное место в истории русской архитектуры. До 1983 г. храм дополняла колокольня высотой около 40 м. Два разных по пропорциям цилиндрических объема создавали уникальный и весьма выразительный ансамбль. Вследствие плохого технического состояния колокольня однажды просто рухнула. Сегодня в плачевном виде пребывает и сама церковь, давшая угрожающие трещины. Возрожденный приход ищет любые возможности восстановить памятник.

ХИРИНО

В мае 2004 г. во время грозы обрушился восьмерик с куполом храма Иоанна Предтечи в селе Хирино (Шатковский район Нижегородской области). Построенный в 1758 г. грандиозный, четырехлепестковый в плане, двухэтажный храм с колокольней относился к лучшим образцам архитектуры барокко в провинции. Для наследия Нижегородской области он и вовсе был уникален. В объемно-пространственном решении церкви отчетливо проявили себя черты украинского зодчества. К сожалению, заказчик этого выдающегося сооружения остается неизвестным, но, безусловно, памятник принадлежит к кругу усадебных церквей и спроектирован профессиональным архитектором столичного уровня. Храм совершенно не изучен, он неизвестен даже специалистам. Разрушение его идет поэтапно - уже в 1970-е гг. не существовало опоясывающей нижний ярус здания галереи, запечатленной на фото начала ХХ в. Теперь, после утраты стройного и изящного завершения, в Хирине осталась только одна вертикаль – колокольня, рядом с которой высится мощное крестообразное основание церкви. Состояние сохранившейся части также можно охарактеризовать как аварийное.

КАЛИНИНО

В Пензенской области давно находится в плачевном состоянии Успенская церковь усадьбы Вигелей Симбухово в селе Калинино (Пензенский район). В построенном в 1768 г. храме похоронены родители известного мемуариста Ф.Ф.Вигеля пензенский губернатор Ф.Л.Вигель (заказчик церкви) и его супруга. Сам Филипп Филиппович родился в Симбухове. Храм, хороший образец барочной архитектуры, каких немного в Пензенском крае, ценен прежде всего декором интерьера. На своде апсиды уцелела мастерски выполненная великолепная рокайльная лепнина с причудливыми картушами и завитками. Впрочем, теперь сам свод более чем наполовину обрушен, и вряд ли можно надеяться на спасение жалких остатков былого изящества. На противоположной от храма стороне дороги сохранились усадебные ворота в стиле классицизма – миниатюрная триумфальная арка с полуколоннами. Стоит она в чистом поле и давно уже не ведет ни на какой парадный двор.

БОРИСОВО-ПОКРОВСКОЕ

В селе Борисово-Покровское (Дальнеконстантиновский район) сохранилась единственная в Нижегородской области двухколоколенная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, построенная по заказу графини М.А.Остерман-Толстой в 1820 г. Это своеобразный по замыслу ротондальный храм стиля ампир с примыкающей с запада двухколоколенной папертью. По преданию проект был прислан из Петербурга (вероятнее, что из Москвы), но строительство велось местными мастерами, упростившими многие архитектурные детали. При ближайшем рассмотрении они действительно не отличаются изяществом.

Однако до закрытия и частичного разрушения в советское время храм выглядел значительно эффектнее, что подтверждает хранящаяся у местной жительницы его фотография начала XX в. Глядя на нее, становится понятно, почему в издании «Памятники архитектуры Горьковской области» (1981 г.) помещена фотография церкви с северо-востока, а не с запада, хотя и сообщается, что там имеется монументальный шестиколонный портик. Как раз портика уже тогда и не было. В 1970-е гг. его разрушили по распоряжению руководства района, якобы, чтобы не допустить реставрации памятника, которой добивались местные энтузиасты. Теперь на месте величественных колонн уродливый, словно незаживающая рана, фасад с торчащими связями и повисшими обломками кирпичной кладки.

Отдельное внимание в рамках «Хроники вандализмов», как уже говорилось, уделено проблеме искажения архитектурного облика восстанавливаемых храмов. Конечно, само по себе возобновление жизни в сотнях бывших бесхозными церквей – факт отрадный, хотя бы потому, что таким образом они, как памятники, избегают неминуемой гибели. Однако проведение ремонтных работ по принципу «как у себя на даче» приобрело сегодня уже характер эпидемии. И дело не столько в бедности приходов, сколько в отсутствии элементарной культуры и вкуса у тех, в чьи руки попадают памятники.

ГОРОДНЯ

Вопиющим примером подобного отношения к храмовым зданиям является «реставрация» Воскресенской церкви середины XVI в. в селе Городня (Ступинский район Московской области) – древней вотчине бояр Шереметевых. Памятник достаточно хорошо известен и давно занимает важное место в истории древнерусских шатровых церквей. Монументальный храм на протяжении XVII – XIX столетий подвергался многократным перестройкам, в ходе которых были, например, растесаны окна и срублены декоративные детали на фасадах. После закрытия в 1936 г. церковь пришла в полное запустение. В ходе работ, проведенных после ее открытия в 1990-х гг., остатки декора, по которым его можно было бы восстановить, грубо заштукатурены, побелены и совершенно теперь не читаются. Однако самым главным и вопиющим нарушением архитектуры древнего памятника стала пристройка с востока большой апсиды, которой никогда не существовало. Отсутствие алтарного выступа как раз и было основной отличительной особенностью композиции храма - восьмигранника от основания. При строительстве апсиды пришлось прорубать восточную стену с кладкой XVI столетия. Вероятно, в глазах вандалов все это оправдывалось стремлением улучшить «неправильный» храм, приблизив его к традиционному типу церкви с алтарной апсидой. Им, видимо, невдомек, что такое бесцеремонное обращение с памятником, которому почти полтысячелетия, недопустимо.

ЕГАНОВО

В том же Ступинском районе отвратительная метаморфоза произошла с Никольской церковью в селе Еганово. Храм, по некоторым данным, выстроенный первоначально в XVI в., затем капитально перестроенный в 1745 г. (местным помещиком Г. Марковым) и в середине XIX столетия, все же сохранял до последнего времени обаяние архаики и провинциальной доморощенности благодаря фактурности белокаменных стен и немногочисленных, но колоритных деталей. Теперь он превратился в грубую бутафорию: стены оштукатурены; изящную барочную главку на тонкой шее сменила ярко синяя луковица на каркасном барабане желтого цвета. Изменена форма кровель, а сами они также выкрашены в ядовито синий цвет. С запада сделана пристройка, видимо, основание будущей колокольни.

МАКОВО

Еще одна метаморфоза, совсем уж загадочная, приключилась с церковью в селе Маково (Михайловского р-на Рязанской области). Храм Рождества Богородицы был построен в 1772 г. на средства владельца села лейб-гвардии капитана П.А.Колычева. На фотографии 1970-х гг. перед нами интересный образец провинциальной архитектуры XVIII столетия. В облике основной части типа «восьмерик на четверике» еще живы отголоски нарышкинского стиля, а мощный четырехгранный столп колокольни увенчан сложным барочным завершением. Высокая башнеобразная колокольня во многом и формировала оригинальный архитектурный образ маковской церкви, выделяла ее из круга похожих памятников. Она же была очень важна для силуэта храма и его роли в окружающем пейзаже. В советское время церковь не закрывалась, и оттого остается непонятным, что же произошло с колокольней: вместо двух верхних ярусов-четырехгранников с закругленными углами и коринфскими капителями ныне существует восьмерик с шатром, который стилистически можно было бы принять за результат перестройки конца XIX века. Куда-то делись два верхних яруса первоначальной колокольни. Увы, архитектурный образ храма от этой перестройки стал намного зауряднее.

ЗЛОБИНО

В Каширском районе Московской области начались ремонтные работы на церкви Архангела Михаила в селе Злобино – старинной вотчине дворян Иванчиных-Писаревых. Церковь, построенная в 1715 г. по заказу стольника И.П.Иванчина-Писарева представляет собой хороший образец нарышкинского стиля, отмеченный еще в публикациях начала XX в. В советское время храм был закрыт, разграблен и сильно поврежден. Была утрачена глава над приделом на северной стороне трапезной, составлявшая любопытную особенность памятника. Во многих местах утрачен или поврежден белокаменный фасадный декор. Его утраты ныне восполняются кирпичом сомнительного качества. В трапезной частичной закладкой искажены оконные проемы, в которые вставлены стеклопакеты. Страшно представить, какой станет в будущем церковь в Злобине, если дальнейшие работы будут вестись в том же духе.

Этот перечень можно, к сожалению, продолжать и продолжать, особенно, если включать в него помимо усадебных городские, монастырские и сельские приходские храмы.

© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017