Контакты

e-mail: info@oiru.org

Хроника вандализмов. 2004

А.В.Чекмарев

Опубликовано в сборнике «Русская усадьба», №10 (26). - М.: «Жираф», 2004. С.637-669

Вопрос сохранения культурного наследия России за последнее время приобрел особую остроту. Масштабы утрат архитектурных памятников - отдельных сооружений и ансамблей целых городов с их средой, панорамами, визуальными связями - столь велики, что эта тема занимает все больше места в средствах массовой информации и на страницах специальных изданий. Важным итогом работы многих специалистов стал выход в 2003 г. монументального трехтомника «Судьба культурного наследия России. ХХ век» (красная, белая и черная книги). В блестяще подобранной фотогалерее (с комментариями) представлены сотни погибших и погибающих произведений отечественной архитектуры. Впервые в издании такого формата и качества красноречиво показана национальная катастрофа, продолжающаяся до сих пор. В числе множества исчезающих памятников свое место занимают усадьбы. Картина разрухи и запустения почти повсеместная. Даже сохранявшиеся все советское время и известные по публикациям, документальным фильмам, дворянские гнезда (Нероново Черевиных, Тихвино-Никольское Тишининых), оказывается, за последние годы превращены в руины. В изменившихся экономических условиях, при непонимании обществом сути проблемы памятник не может защитить ничто – ни громкое имя создававшего его архитектора или художника, ни значение прежних владельцев усадеб для истории русской литературы, науки, музыки.

В этом выпуске «Хроники» снова представлен скорбный перечень уходящих остатков старины. Здесь собраны усадебные памятники разных областей центральной России. Акцент сделан на произведениях выдающихся, порой исключительных, утрата которых заметно обеднит национальное культурное достояние. Рубрика проиллюстрирована фотосъемкой автора, произведенной в 2001-2004 гг. Для иллюстрации прежнего состояния памятников использованы фотографии из частных собраний, музеев, архивов и паспортов отдела (инспекции) охраны недвижимых памятников истории и культуры Министерства культуры РФ.

******************************

Деревянных домов, которые еще столетие назад составляли большинство в барских усадьбах, остается совсем мало. Исчезают последние памятники «деревянного ампира». В силу особенностей дерева эти постройки обычно минуют стадию руин – пожар быстро ставит точку в их печальной истории.

Ожидаемая потеря, предсказанная в прошлом выпуске «Хроники» – главный дом в усадьбе Высокое (Клинский р-н Московской обл.). Прогнозы сбылись на удивление быстро – полуразвалившееся здание сгорело летом 2002 г. Сейчас от редкого образца деревянного классицизма 1800-х гг. (еще не совсем ампирного) остались только фундаменты. Доживают свой век два небольших флигеля по сторонам. Один уже почти сгнил. Таким образом, камерный ансамбль дворян Волковых, стоявший на холме над речкой Нудолью, больше не существует. Утрачена усадьба, гостями которой были П.А.Вяземский и М.Ю.Вильегорский, в которой выросли два декабриста - сыновья владельца. Дом устоял в войну 1812 г., тогда отряды Наполеона бесчинствовали в десятке верст от Высокого. Нынешняя утрата стала следствием преступного невнимания к памятнику со стороны дома отдыха, занимающего территорию усадьбы. Еще несколько лет назад в утраченном особняке размещалась его дирекция. Потом на охранной парковой территории был выстроен новый корпус, а усадьба брошена на произвол судьбы. Дом ветшал, долго ожидая реставрации. Пожар решил эту проблему.

 

БЕКТЫШЕВО

Судьба другой недавней утраты в чем-то даже трагичнее. В усадьбе Бектышево (Переславский р-н Ярославской обл.) барский дом не был заброшен. Напротив, в нем помещался местный центр общественной жизни – сельский клуб. Пожар возник во время одного из проходивших там праздничных мероприятий 9 мая 2002 г. Итог все тот же – на месте особняка кирпичные фундаменты, головешки, да торчащая печная труба Памятник датировался 1800-1810-ми гг. и представлял качественный образец деревянного классицизма. Его фасады украшали шестиколонные портики. Создателем усадьбы являлся генерал-поручик П.А.Самсонов. Его супруга, Н.Ф.Самсонова, была родной сестрой композитора А.Ф.Львова, автора музыки гимна Российской империи. Совсем недавно участь этого дворянского гнезда казалась вполне благополучной. Внешне Бектышево выглядело сохранившимся. Сейчас здесь остался только липовый парк. Некоторые предметы из усадебной обстановки находятся в музее Переславля-Залесского, попав туда в послереволюционные годы.

 

ЗНАМЕНКА (ВЕШАЛОВКА)

В отличие от деревянных кирпичные постройки разрушаются медленнее. Их руины иногда стоят десятилетиями, пока не останутся одни заросшие фундаменты. Почти все советское время медленно разрушался главный дом в усадьбе Знаменка-Вешаловка (Липецкий р-н Липецкой обл.). Усадьба известна благодаря Знаменской церкви – подлинному шедевру «готического» стиля 18 в., который связывали с творчеством В.И.Баженова. В ее тени как-то потерялся барский дом – менее совершенный по архитектуре, но по своему интересный огромный дворец того же «замкового» вида. Он был перестроен из старого дома в 1860-х гг., когда усадьбой владел М.И.Кожин, представитель древней дворянской фамилии, успешно занимавшейся предпринимательством. Кожины были главными акционерами общества Липецких Минеральных вод, позднее основали металлургические предприятия в Липецке и его окрестностях. Дворец сложной, асимметричной композиции с высокой башней-«донжоном», видимо, специально задумали в стиле стоящей рядом церкви 1780-х гг. Эклектичная имитация вышла суховатой и дробной в деталях, но дом поражал своими размерами. Вместе с храмом он образовывал уникальный ансамбль русской «готики», представленной в разных ее периодах. В 1937 г. здание уже имело утраты. К нынешнему времени от него осталась только башня и едва угадываемые возвышения фундаментов. В развалинах стоит и часовня с родовой усыпальницей Кожиных, построенная в конце 19 в. рядом с храмом.

 

ДИВОВО (ГОРОДИЩЕ)

Почти так же и с похожим результатом разрушился главный дом в усадьбе Городище-Дивово (Рыбновский р-н Рязанской обл.). Эта была чрезвычайно оригинальная затея барина, Н.А.Дивова, много путешествовавшего по свету. Его родственник М.Д.Бутурлин в своих «Записках» вспоминал обстоятельства постройки странного дворца, представлявшего «смесь древнерусского стиля с швейцарским шале, и к одному углу дома примыкал высокий минарет, оканчивающийся мусульманскою полулуною, блестящею издалека. Это была фантазия почтенного моего кузена, восхищенного Константинополем, им посещенным». Эклектичное сооружение строили в конце 1840-х гг.. Затем, занявшись коневодством (здесь и сейчас действующий конезавод), Дивов реконструировал недоделанный дворец, превратив его нижнюю часть в амбар для зерна и угольный склад. Жилые покои в верхних этажах были связаны переходом с конным двором, будто бы переброшенным через канал. Дом стоял на высоком насыпном острове, окруженном водой. Бутурлин указывает на архитектора, спроектировавшего это «усадебное чудо» - им был Н.И.Воронихин, губернский архитектор Рязани, автор большой колокольни в рязанском кремле. Дворец можно видеть на редких фотографиях конца 1950-х гг. Он уже тогда был бесхозным. Потом его руины постепенно растаскивались, пока от немалого по размерам памятника не остался только минарет – одна из самых неожиданных построек, уцелевших в русских усадьбах. Г.К.Вагнер ошибочно датировал его концом 18 в., угадывая в силуэте и немногих деталях стиль «готических» павильонов В.И.Баженова. Высокая башня стоит и сейчас, наверху уцелел исламский полумесяц. О примыкавшем некогда дворце напоминает лишь обрывающаяся кирпичная кладка по сторонам минарета.

От памятников, уже безвозвратно утраченных, логично перейти к тем, которые пока существуют, но вероятно обречены. Многие расположены в отдаленных глухих местах, где отсутствуют и возможности, и малейшая заинтересованность в помощи остаткам прошлого, пусть даже и очень ценным.

 

НАДЕЖДИНО

Например, усадьба Надеждино (Сердобский р-н Пензенской обл.), знаменитая в прошлом резиденция князей Куракиных. Она хорошо известна специалистам, как одна из редких усадеб, имеющих богатую изобразительную иконографию. Серия картин художников Я.Филимонова и В.Причетникова с видами архитектурных и парковых красот Надеждина, созданная по заказу А.Б.Куракина, часто упоминается в исследованиях по культуре 18 в. Эти пейзажи нередко публикуются. Надеждино – выдающийся архитектурный ансамбль классицизма, одна из наиболее пышных и великолепных усадеб в отдаленной от столиц провинции. Огромный дворец, построенный Н.А.Телегиным в 1792-1798 гг. вероятно на основе проекта Д.Кваренги, первый раз пострадал от пожара в 1905 г., после чего был восстановлен. Новый пожар 1927 г. был гораздо катастрофичнее по последствиям. С тех пор дворец никак не использовали. В самой усадьбе поселился дом инвалидов. Он занял два дуговых корпуса циркумференций. Дом за прошедшие почти 80 лет превратился в аварийную руину. На нем нет крыши, внутри отсутствуют перекрытия и почти все перегородки. Остался только остов внешних стен - гигантская коробка с пустыми проемами окон и пока еще стоящими колоннадами. Вид этой развалины впечатляет, особенно с противоположного берега р. Сердобы. Это очень художественные руины, убедительная иллюстрация того, как проходит земная слава. Без срочных работ по укреплению остатков здания, без необходимой консервации эта картина скоро может измениться. Упадут колонны, рухнут стены, и от знакового памятника целой эпохи останутся только старые изображения.

 

ОЛЬГОВО

Близость столицы и существование усадьбы в качестве действующего санатория во многих случаях тоже не обеспечивают сохранности ее архитектурного комплекса. Красноречивое доказательство – состояние главного дома усадьбы Ольгово (Дмитровский р-н Московской обл.). С 1930-х гг. в усадьбе Апраксиных, одном из известнейших барских гнезд Подмосковья, разместился дом отдыха, ныне существующий под оптимистичным названием «Радуга». Много лет отдыхающие вынуждены лицезреть на самом виду мрачные руины апраксинского дворца. Он был построен в середине 18 в. при фельдмаршале С.Ф.Апраксине и реконструирован с пристройкой деревянных помещений в 1790-х гг. по проекту Ф.Кампорези. Здание, представляющее редкий образец каменного усадебного дома эпохи барокко, поставлено в центре архитектурного ансамбля. По сторонам от него отходят службы, образующие полукружие парадного двора. В них и в выстроенном недалеко новом корпусе и живет пансионат. Барский дом, который всегда был доминантой усадебной композиции, сейчас ее главный «провал». От представительного дворца с колонными портиками и треугольными фронтонами остались куски стен с фрагментами прежней отделки. Сгорели все деревянные части, поэтому интерьерная декорация одной из стен большого танцевального зала оказалась снаружи. Этот зал с колоннами, барельефами и бюстами Апраксиных был основным украшением дома. В 1919-1926 гг. во дворце действовал музей, описанный в очерке Ю.П.Анисимова «Ольгово» 1925 г. Усадьба, принадлежавшая более полутора веков знатному дворянскому роду, сохраняла много фамильных ценностей – живопись, библиотеку, архив, мебель. После закрытия музея все это развезли по другим музейным хранилищам, и дворец лишился прежней обстановки. В 1970-х гг. здание уже было в плохом состоянии и ожидало реставрации с заменой деревянных частей каменными. Ждет оно ее и по сей день, превратившись в полную развалину.

 

ПУЩИНО-НА-НАРЕ

Под Москвой погибает также дворец князей Вяземских в усадьбе Пущино-на-Наре (Серпуховский р-н). Архитектурный комплекс находится в ведении местной мебельной фабрики, но она его никак не использует. Много лет стоявший в запустении, барский дом постепенно разрушался, пока не пришел в аварийное состояние. Сейчас его реставрация кажется почти нереальной. Слишком велики разрушения, в том числе и конструктивные. На доме нет кровли, перекрытий, во многих местах разошлись металлические связи, скрепляющие кладку стен, готовы обрушиться колонные портики. Нельзя не отметить, что в нынешнем состоянии здание производит сильное впечатление. В Подмосковье это наверное самые художественные руины, величественные и мощные. Заросли сирени вокруг дворца еще больше поэтизируют заброшенную усадьбу, превращая пейзаж в русский вариант фантазий Гюбера Робера. Уцелели две каменные чаши фонтанов и главная аллея липового парка, уходящая к реке. Усадьба была построена в 1790-х гг. князем С.И.Вяземским, братом владельца знаменитого Остафьева. Тогда возвели дворец в духе палладианской архитектуры - кубический объем с восьмиколонным портиком на аркадах почти во весь фасад. Пышная декорация с коринфскими капителями, сандриками над окнами и гирляндами фриза выполнена на уровне столичных произведений. В центре, под фронтоном иронично смеется театральная маска – самый запоминающийся образ пущинского дома. На рубеже 19-20 вв. здание подверглось реконструкции, но сохранило свою стилистику конца 18 в., получив в оформлении детали неоклассицизма. Этот дворец принадлежал к лучшим, наиболее ярким образцам усадебной архитектуры Подмосковья. Его разрушение станет ощутимой утратой.

 

ГОРОЖАНКА

Среди архитектурных памятников Воронежской области усадебный дом в Горожанке (Рамонский р-н) выделялся оригинальностью своего облика. Он был построен в первые годы 19 в. владельцем села А.А.Веневитиновым, родственником поэта и писателя Д.В.Веневитинова. Здание характерной для классицизма композиции с полуротондами и боковыми ризалитами получило необычную вертикальную устремленность своих масс. Дом вышел компактным и высоким. Со стороны спускающейся к берегу Дона эспланады центр здания отмечает полукруглый выступ с плоским ризалитом под треугольным фронтоном. Он вырастает трехэтажной башней, подчиняющей себе весь объем дома. Со стороны въезда, в центре фасада – эффектная полуротонда, уже несуществующая. Эта часть дома полностью разрушилась. Вместо полукруга колонн теперь зияет дыра, через которую видны завалы из рухнувших перекрытий и внутренних стен. Пока еще цел противоположный фасад с башней и расположенным в ней круглым залом – главным помещением особняка. Архитектура погибающего памятника исключительно интересна. Узнаваемая классическая схема барского дома, навеянная проектами Д.Кваренги или Н.Львова, получила в Горожанке неожиданный, можно сказать, гротескный характер. Нормативный язык классики заговорил здесь как-то весело и непринужденно, создав запоминающийся образ. Судьба дома поначалу складывалась относительно успешно. В 1918 г. в нем открыли детский дом, затем школу. В 1970-х гг. рядом выстроили новый школьный корпус, а старый особняк забросили. С тех пор здание не используется и за прошедшие годы пришло в катастрофическое состояние. Скорее всего дом скоро будет полностью утрачен. На территории Воронежской области Горожанка была наиболее цельным усадебным комплексом классицизма рубежа 18-19 вв., редкого в этих местах. Неподалеку от дома уцелели переделанная в жилой дом с водокачкой церковь, амбар и фонтан начала 20 в. в форме гриба. Недавно исчезли каменные ворота бывшего парадного двора.

 

ИГНАТОВСКОЕ

Аналогичным образом пришли в запустение и разрушаются постройки усадьбы Игнатовское (Тарусский р-н Калужской обл.). Она с начала 18 в. принадлежала семейству Нарышкиных. С 1847 г. в Игнатовском поселился М.Д.Бутурлин, к которому оно перешло в качестве приданого за женой. Бутурлин, близкий знакомый Пушкина, известен своими «Записками», публиковавшимися до революции в «Русском архиве». Разорившись и распродав все свои имения, Бутурлин обосновался в Игнатовском, которое капитально перестроил. При нем возник камерный ансамбль позднего классицизма, состоящий из одноэтажных главного дома и флигеля. Здания с портиками и фронтонами служили характерными образцами скромных барских построек эпохи, когда на смену парадным резиденциям пришли обжитые уютные дворянские гнезда. Игнатовское Бутурлиных было как раз таким. В начале 20 в усадьбу снова перестроили при последнем владельце П.Н.Перцове. Тогда флигелю придали представительность главного дома, соорудив деревянный мезонин с полуциркульным окном и полукружием портика, поддерживающего балкон. Дом, оформленный в неоклассическом стиле, стал наглядной иллюстрацией «усадебной старины» в ее узнаваемых образах. В советское время в усадьбе поселился психоневрологический интернат. Со временем он выстроил себе новые здания прямо в старинном парке, а архитектурные памятники оказались обречены на медленное умирание. Сейчас их запас прочности израсходован, и процесс разрушения принял необратимый ход. Оба здания находятся в руинированном состоянии.

Среди пришедших в ветхость памятников следует выделить те, что еще недавно сохраняли не только внешние архитектурные формы, но и отделку интерьеров. Разруха в помещениях, украшенных лепниной, живописью, паркетами и кафельными печами, производит особенно тягостное впечатление. Если коробку здания реально выстроить заново и приблизить к первоначальному облику, то дорогостоящая реставрация с воссозданием внутреннего убранства дело почти неосуществимое. В прошлой «Хронике» в качестве самого вопиющего примера упоминался Белый домик в усадьбе Никольское-Урюпино (Красногорский р-н Московской обл.). Там в брошенном здании сильно пострадала тончайшая отделка комнат 1780-х гг.. Благодаря кампании в защиту памятника, развернутой в прессе и на телевидении, здание было отобрано у прежнего пользователя и передано в другие руки. Появилась надежда на его реставрацию, уже идут подготовительные работы. Однако, степень утраты подлинного убранства очень велика, и новая декорация интерьеров в значительной степени будет новоделом. Не покидает общее ощущение абсурда. Надо было довести ценнейший памятник до полного разорения, чтобы сейчас вкладывать немалые средства в изготовление его копии.

 

МИХАЙЛОВСКОЕ

Еще одна катастрофа последних лет – стремительное разрушение главного дома в усадьбе Михайловское (Подольский р-н Московской обл.), сохранявшего подлинные интерьеры. Эта старинная Подмосковная была отстроена в 1770-1780-х гг. генерал-поручиком М.Н.Кречетниковым, тульским и калужским наместником. На берегу реки Пахры им был создан дворцово-парковый ансамбль в стиле раннего классицизма. Архитектура дома близка проектам И.Е.Старова. Предположительно к строительству был причастен архитектор П.Р.Никитин. В 19 в. усадьба перешла во владение графов Шереметевых. С.Д.Шереметев, выдающийся государственный деятель, меценат и друг императора Александра III, превратил Михайловское в богатейший музей с коллекциями живописи, минералов и ботанических редкостей. В доме была огромная библиотека, хранился архив князей Вяземских, перевезенный из Остафьева. Все это выделяло Михайловское на фоне других аристократических усадеб, превращало его в подлинную сокровищницу национальной культуры. Старый дворец был реконструирован в 1880-1890-х гг. по проекту архитектора Н.В.Султанова. Внешне облик дома не изменился, зато интерьеры приобрели богатое убранство в разных стилях, в первую очередь, в «русском». В комнатах, стилизованных под допетровские палаты, появились перспективные порталы «с гирьками», сводчатые потолки, огромное количество печей и каминов с кафельными плитками. Изразцы разных цветов и рисунков составляли еще одну ценную коллекцию михайловского дворца. Особый интерес представляли две большие каменные печи с изразцовыми панно, изображавшими летнюю и зимнюю тройки. Они были выполнены в 1900 г. художником Н.Каразиным. От старого убранства екатерининских времен в центре дворца оставался большой зал с колоннами и хорами для музыкантов. Все это хорошо сохранялось и после революции. Усадьба в 1920-е гг. лишилась обстановки и художественных ценностей, но продолжила существование в качестве санатория. Здесь и сейчас «санаторий-курорт» с лечением минеральными водами. Помимо многочисленных усадебных построек, оставшихся со времен Шереметевых, на территории появились корпуса в духе сталинской архитектуры. Сам дворец до недавнего времени использовался дирекцией санатория. Однако, четыре года назад он уже стоял пустым, правда, заколоченным и недоступным для разграбления. Затем в здании случился пожар, после чего оно стало быстро превращаться в руины. Сейчас на нем местами отсутствует крыша, выбиты все окна и двери. А главное и самое непоправимое то, что уничтожены абсолютно все кафельные печи и камины. Знающие ценность изразцов «умельцы» выломали и утащили все целые плитки. Поврежден огнем главный зал, изуродованы порталы Султанова. Состояние еще недавно благополучного здания ужасающее. И это при том, что дворец стоит на охраняемой территории, вроде бы недоступной для вандалов. Руководство санатория несет прямую ответственность за гибель выдающегося памятника истории и культуры.

 

КОЛОСОВО

Недавно был еще цел и главный дом в усадьбе Колосово (Алексинский р-н Тульской обл.). Эта усадьба в начале 19 в. была отстроена А.Д.Чертковым в строгих формах ампира. Дом с двумя самостоятельными флигелями, въездная аллея, парк на берегу Оки – все это наделяло Колосово чертами типичной барской усадьбы своего времени. Оригинальность в ее облике появилась в 1890-х гг., когда новым владельцем фабрикантом К.Н.Пасхаловым барский дом был перестроен в виде «готического» замка с высокой угловой башней, стрельчатыми окнами и зубчатыми парапетами. В образ классической усадьбы был внесен заметный романтический оттенок. Пасхаловский замок эффектно смотрелся с другого берега Оки, возвышаясь среди старинного парка. Внутри здание впечатляло богатством отделки. Парадная лестница, аванзал, наполненный светом из стеклянного фонаря наверху, «готическая» столовая с кессонированным потолком, сводчатая комната в «романском» стиле – все помещения отражали вкусы рубежа 19-20 вв. и были мастерски декорированы лепниной, деревянными панелями, кафелем. В недавние времена дом занимала школа, в залах стояли ученические парты. Сейчас здание пустует и быстро разрушается. Интерьеры сильно повреждены.

 

ХРУСЛОВКА

Такая же картина запустения и разрухи наблюдается в малоизвестной усадьбе Хрусловка (Веневский р-н Тульской обл.). Главный дом был построен во второй половине 19 в. при тогдашних владельцах фон Мекках. В его архитектуре также сказалось увлечение европейским средневековьем. В облике дома проявились черты французских замков 16-17 вв. с щипцовыми фронтонами, нарядным кирпичным декором и обязательной «крепостной» башней. Здание представляет хороший пример такого рода исторических стилизаций. Совсем недавно в нем обитал детский дом. Сейчас усадьба брошена. «Замок» пока еще цел внешне, но уже утрачивает свое внутреннее убранство. От сырости осыпается лепнина с потолков и падуг, разбиты кафельные печи, повреждены изящные канеллированные колонны главного зала. Если не принять срочных мер, от памятника в скором времени останется только остов стен.

Теперь следует уделить внимание памятникам церковной архитектуры. Известно, что во многих барских усадьбах сохранились только храмы. Их по-прежнему гораздо больше, чем усадебных домов. Но и с этим наследием ситуация далека от благополучной. Активно идущая передача уцелевших храмов православной церкви не коснулась еще очень многих памятников. А в отдельных случаях и передавать уже нечего. Существование некоторых церквей приобрело «виртуальный» характер. Значащиеся во всех списках и состоящие на охране памятники порой уже много лет как утрачены. Однако об этом неизвестно даже специалистам.

 

НИКОЛО-ЖУПАНЬ

Так, ознакомившись с обзорной статьей по усадьбам Тульской области в недавно вышедшей книге «Русские провинциальные усадьбы», читатель будет уверен, что в селе Николо-Жупань (Одоевский р-н) сохранились два основных сооружения дворянской усадьбы – главный дом и Никольская церковь. По всем документам это действительно так. Усадьба относительно хорошо известна. На рубеже 17-18 вв. она принадлежала Стрешневым, в первой половине 19 в. – генералу Ф.Я.Мирковичу, герою войны 1812 г. При нем был построен существующий дом в стиле ампир. Храм возвели около 1701 г. по заказу А.Стрешневой. Его архитектура выдержана в «нарышкинском стиле». Над основным четвериком возвышался высокий восьмерик с фонариком, несущим луковичную главу. Пирамидальному силуэту храма вторила высокая четырехъярусная колокольня. В 1820-х гг. Мирковичи пристроили по сторонам трапезной два придела, увенчав их главками. Пристройки декорировали под изначальную архитектуру церкви, так что здание обрело стилистическое единство. Никольская церковь представляла интересный пример «нарышкинской» архитектуры в небогатой памятниками этого стиля Тульской области. Не обладая художественным совершенством столичных образцов, она была примечательна своеобразием некоторых мотивов, например, множественными круглыми окнами в массивных обрамлениях. В ансамбле усадьбы это была основная доминанта, венчающая высокий холм над рекой Упой. После революции для памятника настали тяжелые времена. В середине 20 в. колокольню разобрали до первого яруса, а над восьмериком храма поставили водокачку. Таким здание запечатлено на фотографиях 1970-х гг. Считается, что в этом виде оно существует и поныне. Однако, это не так. Самой церкви уже нет, остались только пристроенные поздние приделы. А на месте основного стрешневского храма - заросший кустами битый кирпич. Выяснить у местных жителей причины происшедшего оказалось непросто. В итоге непонятно, то ли храм специально взрывали, то ли он рухнул сам под тяжестью водяного бака. Целенаправленных взрывов церквей с середины 1970-х гг. почти не происходило, и эта недавняя утрата кажется вдвойне неожиданной и нелепой.

 

СВИТИНО

Как существующий памятник многим известна Успенская церковь в селе Свитино (Подольский р-н Московской обл.). Свитино в 18 в. входило в состав большого имения графов Воронцовых с центром в усадьбе Вороново неподалеку. В 1779 г. в селе на средства и по заказу графа И.И.Воронцова был сооружен каменный двухэтажный храм. Его архитектура выдержана в характерном для строительства Воронцова стиле, переходном от барокко к классицизму. Главные постройки усадьбы Вороново убедительно связываются в литературе с творчеством К.И.Бланка, из чего можно предполагать его участие и в других заказах Воронцова. В облике свитинской церкви есть узнаваемые бланковские черты - в общих массах, в решении отдельных форм и деталей. В целом храм проще и строже, чем затейливо-барочная Спасская церковь в Воронове. Это вполне объяснимо, учитывая его второстепенное положение в иерархии воронцовских вотчинных церквей - Свитино не было усадебным селом. Похожие церкви граф Воронцов возвел в других своих владениях – в Киеве-Спасском и Якимовском. Есть общие черты у свитинского памятника и с Борисоглебской церковью усадьбы Белкино, построенной тем же заказчиком. Так что Успенский храм в Свитине был важным звеном в обширном усадебном строительстве одного из влиятельных вельмож времен Елизаветы и Екатерины II. Храм был подчеркнуто величественен и доминировал в ландшафте имения. В первом издании «Памятников архитектуры Московской области» (1975 г.) приведена его фотография, и памятник значится в числе сохранившихся. Он был разрушен позднее, вероятно, был взорван. Сегодня от огромного сооружения осталась только утратившая верх колокольня с торчащими в направлении трапезной железными связями.

 

ЕСИПЛЕВО

В руинах пребывает Никольская церковь в селе Есиплево (Кольчугинский р-н Владимирской обл.). Она была построена в 1652 г. в родовом имении бояр Акинфовых. Позже, в 1798 г. потомки этого старинного рода выстроили неподалеку Покровский храм в стиле классицизма. В Есиплеве существовала барская усадьба, от которой к концу 20 в. остались только две церкви, представлявшие интересный ансамбль разновременных построек. Если поздний памятник относительно хорошо сохранился, то древняя Никольская церковь практически разрушена. Небольшой скромный храм середины 17 в. нес в своем облике некоторые черты архитектуры московского «узорочья». Сейчас здание имеет серьезные утраты – отсутствуют завершения, в стенах большие пробоины, сбиты многие элементы кирпичного декора. Памятник, представлявший интерес как один из старейших уцелевших вотчинных храмов, обречен на гибель. Это очевидно, поскольку для богослужений в небольшом селе вполне достаточно другой, сохранившейся рядом церкви.

 

КАШАРЫ

В плохом состоянии находятся сразу две церкви в усадьбе Кашары (Задонский р-н Липецкой обл.). Оба храма были построены в едином ансамбле в 1823 г. Они имеют несколько необычное посвящение – Св. Митрофану (летняя) и Св.Автоному (зимняя). Последняя одновременно является колокольней. Ее острая вертикаль со шпилем уравновешивает стоящую рядом купольную ротонду. Заказчиком ансамбля выступал помещик Кожин, представитель известной в этих краях дворянской фамилии. Архитектор церквей неизвестен, но они близки произведениям Н.А.Львова, несмотря на хронологическое несоответствие его творчеству. Возможно, храмы начали строить гораздо раньше, поскольку в их облике почти отсутствуют приметы господствовавшего в 1820-е гг. ампира. Архитектура церквей более соответствует проектам и постройкам 1780-1790-х гг. и обнаруживает сходство с такими приписываемыми Львову сооружениями, как ротонды в г.Валдае (Екатерининская церковь) и в Александровском (т.н. церковь «Кулич и Пасха» в Петербурге), а также колокольня Борисоглебского монастыря в Торжке. Возможно, для Кожина проектировал мастер, испытавший сильное влияние львовских архитектурных композиций. Для Липецкой области (эта ее часть ранее входила в Воронежскую губернию) оба памятника уникальны, являясь яркими представителями палладианства в церковной архитектуре рубежа 18-19 вв. Это произведения высокого, отнюдь не провинциального, уровня. Остается сожалеть, что замечательный ансамбль на высоком берегу Дона совершенно заброшен, утратив за последние годы важные архитектурные элементы. Рухнули купол ротонды и шпиль колокольни, обвалилась часть колоннады, окружающей летний храм, сильно выветрился кирпич наружных стен. Жаль, если этот редкий комплекс будет окончательно потерян.

 

ПОЖИЛИНО

Утрата именно таких неординарных архитектурных произведений, выделяющихся на общем фоне, наиболее ощутима. Эти памятники, как правило малочисленные, определяют ценность архитектурного наследия того или иного региона. В Тульской области к таким достопримечательностям относилась Дмитриевская церковь в усадьбе Пожилино (Ефремовский р-н). Ее строительство, начатое в 1825 г. владельцем усадьбы А.И.Левшиным, затянулось почти на полстолетия. Тем не менее храм был целиком выдержан в первоначальном ампирном стиле. Его кубическое основание с портиками тяжелых пропорций несло необычно широкую ротонду, которая была перекрыта деревянным куполом. Сложная конструкция последнего, если верить описаниям, была шедевром плотницкого искусства. Именно это завершение и общий эффект от огромного подкупольного пространства делали храм почти уникальным. Он представлял любопытную вариацию на тему римского пантеона, реализованную в русской провинции. Автор сооружения неизвестен, но красиво прорисованные фасады и общая цельность художественного образа позволяют видеть в нем незаурядного архитектора. Сегодня полусферы купола уже нет, от здания остался только кирпичный остов, сильно заросший деревьями. Рухнувшие деревянные конструкции почти сгнили внутри ротонды. Разрушен памятник, представляющий не только архитектурную, но и историческую ценность. Усадьба Пожилино принадлежала А.И.Левшину, выдающемуся деятелю 19 в., государственному сановнику, путешественнику, географу. Рядом с храмом сохранилась поваленная гранитная колонна – его надгробный памятник.

 

ФЕДЯЕВО

К крайне редким архитектурным композициям относится Троицкая церковь в селе Федяево (Вяземский р-н Смоленской обл.). К пятикупольному храму с запада примыкает двухколоколенная паперть, так что здание имеет семь завершений. Церковь была выстроена в 1795 (по другим данным в 1825 г.) на средства местного помещика М.М.Грибоедова, родственника великого писателя. Главная усадьба Грибоедовых Хмелита находится неподалеку. Церковь поставлена на возвышенности и хорошо видна с далеких расстояний. Ее основной объем завершен тяжелой ротондой с полусферой главного купола и четырьмя низкими куполами на восьмигранных трибунах. Выступающая трапезная оканчивается папертью с парными звонницами по сторонам входного портика. Соборный характер храма, вызванный, вероятно, амбициями заказчика, ставит его в круг весьма заметных образцов церковного строительства. Это качественное произведение классицизма, продуманное как в общих формах, так и в деталях. Можно предположить участие в его проектировании крупного зодчего, знакомого с церковными постройками ведущих мастеров времени. Здание добротно выстроено, из кирпича с большим присутствием белого камня. Изысканно проработаны карнизы, сандрики, основание главного креста в виде блока канеллированной колонны. Троицкую церковь, выпавшую из поля зрения исследователей, можно причислить к выдающимся образцам отечественной архитектурной школы. Тем тяжелее наблюдать ее нынешнее состояние. Храм был действующим относительно долго. Его не повредила война, что удивительно, учитывая ожесточенные сражения в этих местах и размещение здания на высокой точке. В 1949 г. в церкви еще проходили службы. Потом ее закрыли, и за прошедшие полвека памятник пришел в аварийное состояние. Полностью отсутствует перекрытие трапезной, серьезные обрушения на сводах основного храма, наверху уже успели вырасти деревья. Нельзя не признать - эта поросшая зеленью громада выглядит живописно и даже красиво, но следует осознавать гибельный характер этой красоты.

 

РАЙ

В Смоленской области, небогатой архитектурными памятниками (как принято считать, из-за войны), к лучшим примерам классицизма относилась Казанская церковь в усадьбе Рай (Смоленский р-н). Село принадлежало дворянской фамилии Вонлярлярских. Возле церкви похоронен ее самый известный представитель писатель-беллетрист В.А.Вонлярлярский. Здесь была барская усадьба, от которой дошли только большой липовый парк и грандиозный храм. Он был построен в 1814-1818 гг. по проекту смоленского губернского архитектора М.Н.Слепнева. В архитектуре памятника присутствуют почти точные цитаты из произведений Н.А.Львова. Образцом для отдельно стоящей колокольни была избрана колокольня Борисоглебского монастыря в Торжке. От нее заимствовано и завершение в виде беседки-ротонды, и средний ярус с раскреповками и парными колоннами. Сама церковь своей сложной и оригинальной композицией воплощает идею Пантеона, столь любимую классицистами. Ее план описывает почти круг с наружными нишами-экседрами и колонными портиками на входах. Из монументального основания вырастает тяжелый барабан с куполом. В интерьере создана почти театральная декорация на тему двойного купола - любимого изобретения Львова. Нижняя декоративная оболочка, расписанная кессонами, прорывается в центре круглым иллюзорным окном. Свет в него попадает сквозь невидимые изнутри окна в барабане. Ложная полусфера интерьерного купола прорезана многочисленными треугольными отверстиями по периметру, из-за чего возникает ощущение растянутой «в небесах» легкой оболочки. Этот динамичный пространственный театр заставляет вспомнить расписные плафоны П.А.Гонзаго и других декораторов-«перспективистов». Все выполнено на высоком художественном уровне, с тончайшей лепниной и росписями. Увы, теперь многое в образе памятника необходимо домысливать. Большинство деталей отделки утрачено. Ни на фасадах, ни в интерьере не сохранилась ни одна колонна. Остался только остов, основательно заросший деревьями. Погибает замечательный интерьер, не имеющий аналогов в усадебной архитектуре.

 

ТЕПЛОЕ

С кругом произведений Н.А.Львова обоснованно связывают Знаменскую церковь в бывшем селе Теплое (Клинский р-н Московской обл.). Это единственное архитектурное сооружение, оставшееся от усадьбы статского советника Н.А.Соймонова. Отыскать пропавшую усадьбу по карте невозможно. Сейчас здесь пустырь, от которого до ближайшей деревни Васильевское-Соймоново не менее трех километров. Поэтому участь разрушающейся церкви кажется предрешенной. Вдали от людей и от жизни памятник обречен. К сожалению, таким заброшенным остатком старины оказался великолепный образец классицизма, один из лучших примеров этого стиля в Подмосковье, щедром на выдающиеся произведения. Знаменская церковь была построена в 1797 г. и отразила характерное для эпохи увлечение палладианскими мотивами. Кубический в плане объем, простые геометрические формы, перекликающиеся полукружия проемов, портики храма и колоннада колокольни – все вызывает в памяти наиболее яркие архитектурные образы того времени, и, в первую очередь, творения Львова. Документальных доказательств его авторства нет, но композиционная и стилистическая близость весьма заметна. Памятник уходит неизученным. Его, затерявшегося в бездорожье, быстро забыли. Сейчас храм представляет собой живописные руины с обрушившимися сводами и растущими на крыше деревьями. Вот-вот упадет северный портик. В интерьере утрачены все капители колонн коринфского ордера, исчезают остатки лепнины.

 

БРАТКОВО

Завершая тему церквей «львовского круга», следует упомянуть о еще одном погибающем памятнике. Речь идет о Спасской церкви усадьбы Братково (Старицкий р-н Тверской обл.). Это произведение и хронологически, и территориально принадлежит наследию Львова в Тверском крае. Уровень архитектуры храма весьма высок. Он органично вписывается в круг таких усадебных сооружений, как дом в Знаменском-Райке, церкви в Арпачеве, Прямухине и Горницах. Структура, объемы, качество отделки – все соответствует творческому почерку одного из самых оригинальных архитекторов 18 в. Судя по последним публикациям, Спасская церковь может быть приписана М.А.Чернятину, талантливому мастеру, испытавшему сильное влияние Львова. Он был автором нескольких заметных построек в Старице и ее окрестностях. Храм традиционной композиции, объединяющей основную часть с трапезной и колокольней, красиво прорисован в пропорциях и деталях. Роскошен был интерьер с изящной лепниной, ионическими колоннами, деревянным классическим иконостасом. Убранство сохранялось до недавнего времени. В 1970-х гг. закрытый храм, используемый под склад, был в относительно хорошем состоянии. Его ухудшение началось в 1990-х гг. Сейчас разрушение быстро прогрессирует – повреждена кровля, внутрь попадает вода, из-за чего гибнет лепнина. На фасадах уже видны серьезные повреждения кирпичной кладки. Бесхозное здание скоро начнет рушиться.

 

ЯРОПОЛЕЦ ЧЕРНЫШЕВЫХ

Критическая ситуация складывается вокруг Казанской церкви усадьбы Ярополец Чернышевых (Волоколамский р-н Московской обл.). Уникальное сооружение, объединившее в себе храм и фамильную усыпальницу, было построено в 1780-1790-х гг. по заказу фельдмаршала З.Г.Чернышева. После его смерти достройкой грандиозного здания занималась вдова, графиня А.Р.Чернышева, при помощи друга семьи князя А.М.Голицына. К возведению храма-мавзолея были причастны В.И.Баженов и К.И.Бланк. Оригинальный замысел двухкупольной постройки с общим притвором принадлежал, вероятно, самому заказчику. Торжественной строгости фасадов отвечала великолепная роскошь внутреннего убранства. Зальное пространство основного храма с парящим на парусах плафоном потолка, с рядами полуколонн и алтарной полуротондой можно причислить к лучшим храмовым интерьерам екатерининской эпохи. Необычайно тонко выполнена здесь лепнина капителей и антаблемента. Ни в чем не уступает церковному и помещение усыпальницы. Его пространство разделено колоннами, а вместо имитации купольного верха сделаны подвесные своды, придающие интерьеру сходство со светским залом. И тут фриз обильно покрыт лепными орнаментами, очень качественно выполненными. Имеются документальные основания приписывать авторство ярополецких интерьеров В.И.Баженову. С ним на сей счет велась переписка со стороны заказчиков. Многое из обсуждаемых планов так и не было реализовано. Но и в осуществленном виде Казанская церковь является выдающимся памятником, какие нечасто можно встретить в провинции. Самая главная ее ценность не в архитектуре внешних объемов. Она оригинальна, но не во всем удачна, тем более искажена изменениями, внесенными при строительстве. Именно сохранявшаяся до недавнего времени внутренняя отделка ставила памятник в разряд самых ценных произведений русского классицизма. Увы, в последние годы храм стремительно деградирует. Его закрыли в 1966 г. и отдали под клуб, который в церковных стенах просуществовал недолго. В 1970-х гг. памятник начали реставрировать, но скоро работы приостановились и более не продолжались. Последние остатки строительных лесов слетели с фасада в 2002 г. Еще в середине 1980-х гг. в алтаре была цела шестиколонная сень, а иконостас сохранял значительные фрагменты деревянной резьбы. Все это исчезало постепенно. В конце 90-х гг. одной из последних пропала большая двухстворчатая дверь в проеме, отделяющем усыпальницу от «апсиды» с надгробием З.Г.Чернышева. В 2002 г. с гробницы был похищен мраморный барельеф фельдмаршала (об этом упоминалось в предыдущем выпуске «Хроники»). На всем здании повреждена крыша. Протекающая вода губительно воздействует на лепную отделку. В иных местах она уже превратилась в бесформенную сырую массу. Скоро рухнет плафон церковного зала, один из деревянных парусов уже сгнил и зияет черной дырой. В усыпальнице упали несколько деревянных колонн. Другие еще давно заменили простыми подпорками. Осыпаются лепные коринфские капители. Не лучше ситуация на фасадах. Выросшие на крыше деревья разрушают кирпичную кладку. Так, в августе 2004 г. упал угол портика, выходящего на площадь. Лавинообразный процесс разрушения уже уродует внешний вид здания. Без срочного вмешательства будущая реставрация памятника становится все более и более проблематична. Ответственность за нынешнее состояние храма лежит на руководстве Московского авиационного института, в ведении которого находятся обе ярополецкие усадьбы, Чернышевых и Гончаровых.

 

ЗНАМЕНСКОЕ-РАЕК

В конце пространного, но далеко не исчерпывающего, «матриролога» по традиции тема т.н. «малых» архитектурных форм. Парковых павильонов, беседок, мостов, мавзолеев осталось наперечет. Потеря таких обычно небольших построек может показаться не столь существенным ударом по архитектурному наследию, как утрата грандиозных ансамблей. Но уход этих характерных элементов дворянских гнезд сильно обедняет общую картину усадебного мира, лишает ее объективной полноты. «Малую» архитектуру уж точно никто не станет восстанавливать, ее бесполезность в нынешней жизни очевидна. Не случайно парковые затеи стали первыми жертвами послереволюционного разорения усадеб. В усадьбе Знаменское-Раек (Торжокский р-н Тверской обл.) в начале 1990-х гг. рухнула беседка над гротом-погребом, возведенная по проекту Н.А.Львова. Изящное садовое сооружение входило в ансамбль представительной усадьбы генерал-аншефа Ф.И.Глебова. Дворец с овальной колоннадой двора известен как самый яркий пример русского палладианства. Пейзажный парк когда-то имел разнообразные украшения, архитектурные и скульптурные. До середины 20 в. дожил павильон, изначально являвшийся птичником. Дольше всех продержалась десятиколонная беседка над круглым купольным помещением погреба - полуподземного грота из диких валунов. Эти затеи характерны для Львова, в них распространенные типы парковых сооружений сочетались с подчеркнутым функционализмом. Беседка обветшала и упала без всякого постороннего вмешательства. Обрушился и свод самого погреба. Сейчас на его месте залитый водой круглый бассейн.

Каменные блоки упавших колонн сложены рядом. В последнее время усадьба живет в ожидании восстановительных работ. Осенью 2003 г. началась реставрация колоннад дворца. Возможно, беседку над погребом скоро выстроят снова, и она станет редким исключением в ряду безвозвратных потерь.

 

АКСИНЬИНО

К последним есть все основания отнести мавзолей Давыдовых в их усадьбе Аксиньино (Веневский р-н Тульской обл.). Это дворянское гнездо сейчас почти позабыто. Местоположение Аксиньина вдали от больших городов и дорог, на отшибе тульской глубинки не способствует известности сохранившихся там построек. Усадьбу обычно вспоминают только в связи с творчеством блестящего портретиста О.А.Кипренского, гостившего здесь в 1809 г. и оставившего графические изображения хозяев. Барский дом Давыдовых, родственников поэта, героя войны 1812 г. Д.В.Давыдова, существовал до 1900 г., когда был разобран. И все же там сохранялся довольно целостный архитектурный комплекс. Он включал поставленные рядом церковь, колокольню, парные обелиски на въезде и фамильный мавзолей. Все сооружения относились к рубежу 18-19 в. и принадлежали классицизму.

Церковь Михаила Архангела строилась долго, с 1790 по 1863 г. Это своеобразный храм с полусферическим куполом и венчающим его огромным изваянием Ангела, держащего крест. Каменная скульптура является одновременно необычайно крупным замком купольного свода церкви. Возможно, сама идея заимствована из петербургской Александровской колонны, но аксиньинский Ангел смотрится брутальнее и примитивнее прототипа. Для усадебных храмов этот чудом уцелевший образ уникален. К сожалению, скоро он может исчезнуть. Статуя сильно повреждена. Утрачена и обшивка купола, из-за чего общие пропорции здания выглядят искаженными. Бесхозная церковь стремительно ветшает. В интерьере пока сохраняется замечательная деревянная ротонда – любопытный пример почти театральной по духу декорации. Отдельно стоящая колокольня с проездной аркой тоже выглядит не лучшим образом. Она лишилась верха, разрушается ее кирпичная кладка. От двух обелисков сейчас остался только один. Не существует практически и мавзолея, относящегося к 1810-м гг.. Он представлял собой необычный пример усыпальницы. Над полуподземным склепом, задуманным в качестве монументального подиума, возвышалась изящная и хрупкая беседка. Давыдовский мавзолей не имел характерного для ампирных гробниц чувства скорбного величия, воплощенного в камне. Его облик напоминал скорее затейливое парковое украшение. В советское время помещение склепа использовали, мягко говоря, нетипично. Когда в селе был колхоз, в мавзолее оборудовали… пекарню. Но с 1940 г., как записано в документации, «мавзолей бесхозный». На фотографиях 1950-х гг. его еще можно видеть целым. Сейчас, когда рухнула беседка, остался один полуразвалившийся и засыпанный склеп. Интересный усадебный ансамбль, собравший вместе оригинальные архитектурные решения, все менее похож на себя, утрачивая самые выразительные компоненты.

© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017