Контакты

e-mail: info@oiru.org

Содержимое библиотеки
Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В СБОРНИКАХ «РУССКАЯ УСАДЬБА» № 1-10/17-25. А.Н. ГРЕЧ_Венок усадьбам_Петровское
А.Н. Греч Греч.Венок усадьбам. Оглавление. Библиотека ОИРУ
А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Ильинское А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Усово А. ГРЕЧ: Уборы
А. ГРЕЧ: Введенское А. ГРЕЧ: Ершово А. ГРЕЧ: Кораллово
А. ГРЕЧ: Рождествено А. ГРЕЧ: Сватово А. ГРЕЧ: Никольское-Урюпино
А. ГРЕЧ: Степановское А. ГРЕЧ: Знаменское-Губайлово А. ГРЕЧ: Архангельское
А. ГРЕЧ: Покровское-Стрешнево А. ГРЕЧ: Волоколамский уезд А. ГРЕЧ: Яропольцы
А. ГРЕЧ: Степановское-Волосово А. ГРЕЧ: Старица А. ГРЕЧ: Торжок
А. Греч: Никольское Греч: Арпачёво Греч: Раёк
Греч: Углич Греч: Ольгово Греч: Марфино
Греч: Вёшки Греч: Михалково Греч: Средниково
Греч: Кусково. Останкино Греч: Ахтырка Греч: Абрамцево
Греч: Мураново Греч: Саввинское Греч: Глинки
Греч: Горенки Греч: Пехра-Яковлевское Греч: Троицкое-Кайнарджи. Фенино. Зенино
Греч: Перово Греч: Кузьминки Греч: Москва-река
Греч: Царицыно Греч: Быково Греч: Остров
Греч: Ока Греч: Ясенево Греч: Знаменское
Греч: Константиново Греч: Ивановское Греч: Остафьево
Греч: Французская книга в русской усадьбе Греч: Музыка в русской усадьбе Греч: АРХАНГЕЛЬСКОЕ
Греч: Обращение в Тверской музей Л.Вайнтрауб. С.Гаврилов: Село Подлипичье. Волкова Н., Гаврилов С..: Село Пересветово, Дмитровского района
Барон Н.Н.Врангель: Старые усадьбы. Очерки истории русской дворянской культуры Ермолаев М.М.: Неизвестный Остров ЗГУРА В.В.: КОЛОМЕНСКОЕ. ОЧЕРК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И ПАМЯТНИКОВ
Иванов Д.Д.: ИСКУССТВО В РУССКОЙ УСАДЬБЕ Иванова Л.В.: Вывоз из усадеб художественных ценностей Лукьянов Н.: Исторические усадьбы: путь к возрождению?
Михайлова М.Б.: Усадьба как ключевой элемент градостроительной композиции (XVIII — первая треть XIX в.) Нащокина М. В.: Московская «Голубая роза» и крымский «Новый Кучук-Кой» Нащокина М. В.: Неоклассические усадьбы Москвы
Рысин Л.П., Ерёмкин Г.С., Насимович Ю.А.,Лихачёва Э.А.: КОСИНО Полякова М.А.: РУССКАЯ УСАДЕБНАЯ КУЛЬТУРА КАК ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Ратомская Ю.: Скульптуры Александра Триппеля в Яропольце
Сивков К. В.: ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО. ОЧЕРК ТОРОПОВ С. А.: АРХАНГЕЛЬСКОЕ ТЮТЧЕВ Н.И.: МУРАНОВО
УРЕНИУС М.: АБРАМЦЕВО Источники по истории русской усадебной культуры. РГГУ и О-во изучения русской усадьбы. - Ясная поляна., М., 1997 В.И. ТОЛСТОЙ.: Вступительное слово
С.О. ШМИДТ.: Послание к участникам конференции Э.Г. ИСТОМИНА, М.А. ПОЛЯКОВА.: Русская усадебная культура: проблемы и перспективы В.Ф. КОЗЛОВ.: Наследие подмосковной усадьбы в контексте государственной политики 1920-х годов» (Обзор материалов московских архивов: ГАРФ и ЦГАМО)
М.Ю. КОРОБКО.: К проблеме определения и эволюции понятия «русская усадьба» (в порядке дискуссии) А.В. РАБОТКЕВИЧ.: Документы Управления по охране недвижимых памятников истории и культуры Министерства культуры России как источник по истории и современному состоянию усадебных комплексов Московской области А.И. ФРОЛОВ.: Подмосковные усадьбы: источники для каталога
Д.Н. АНТОНОВ, И.А. АНТОНОВА.: Источники генеалогических реконструкций крестьянских семей (на примере Ясной Поляны) Л.В. ИВАНОВА.: Воспоминания и семейная переписка как источник по истории усадьбы (на примере рода Самариных) Л.А.ПЕРФИЛЬЕВА.: Материалы о владельцах Зубриловки и Ясной Поляны - опыт сравнительного анализа
О. ШЕВЕЛЕВА.: Усадебный быт конца XIX - начала XX вв. в воспоминаниях современников (на примере усадьбы Михайловское) И.К. ГРЫЗЛОВА.: Изобразительные фонды музея-усадьбы «Ясная Поляна» как источники усадебного быта (из истории комплектования) А.А. АРОНОВА.: Графика начала XVIII в. как источник представлений о ранних усадьбах Петровского времени
Е.Э. СПРИНГИС.: Архитектурная графика XVIII - XIX вв. - источник по изучению усадебного строительства гр. Н.П. Шереметева Т.Н. АРХАНГЕЛЬСКАЯ.: Книга великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого Г.В. АЛЕКСЕЕВА.: Из истории яснополянской библиотеки (шучно-библиографическое описание книг на иностранных языках)
Т.Т. БУРЛАКОВА.: Тульские усадьбы, связанные с жизнью и творчеством Л.Н. Толстого (материалы свода «толстовских» памятных мест) О.В. ЯХОНТ.: О забытом памятнике Льву Николаевичу Толстому Д.Н. ТИХОНОВА.: Неизвестное описание имения Ясная Поляна (июнь 1911 г.)
С.А. МАЛЫШКИН.: Источники по истории подмосковной усадьбы в 1812 г. (на примере усадьбы кн. Хованских «Воскресенское») Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО Людмила ПЕРФИЛЬЕВА: Ноев ковчег переходного периода
Юбилейная конференция ОИРУ "Русская усадьба как явление отечественной и мировой культуры" Сергей Гаврилов: Как правоохранительные органы борются с преступностью? (Об усадьбе Коломенское) Сергей Гаврилов: Территория Коломенского
Сергей Гаврилов: О церкви Вознесения в Коломенском

Скульптуры Александра Триппеля в Яропольце

Напечатано: Архив наследия – 1999. Сборник статей. М., 2000. С. 254-261


Одним из шедевров уникальной коллекции мемориальной скульптуры Музея архитектуры, располагавшейся до середины 1990-х годов в церкви Михаила Архангела в Донском монастыре, всегда по праву считался рельеф белого мрамора – фрагмент надгробия З.Г. Чернышёва. На плите выгнутой формы расположена замечательная фризовая аллегорическая композиция в “античном стиле”. Она изображает Чернышёва, опирающегося на щит с фамильным гербом, прощающегося с семьей. Коленопреклоненная жена останавливает его, однако крылатый Гений смерти с венком в левой руке сопровождает умершего к лодке Харона, находящейся в правой части рельефа, где их уже поджидает вестник богов и проводник душ Гермес в дорожном плаще и с жезлом в правой руке. В левой части композиции расположены три женские фигуры плакальщиц, которые могли ассоциироваться с семьей умершего. Было известно, что автором надгробия и соответственно мраморного рельефа был швейцарский скульптор А. Триппель, работавший во второй половине ХVШ века. Благодаря авторству известного скульптора и великолепному художественному качеству рельефа он был перевезен в Донской монастырь (согласно данным А.Н. Греча, рельеф первоначально находился в ГМИИ1 в период формирования коллекции мемориальной скульптуры в 1936 г.. Его сочли достойным экспонироваться рядом с лучшими произведениями русской мемориальной скульптуры. К тому же он явно нуждался в защите (в эти годы в Яропольце Чернышевых размещалась детская колония). Устные предания, сообщавшие о перевозке рельефа, свидетельствовали о том, что рельеф был снят непосредственно с надгробия. Неожиданно выяснилось, что с этим рельефом, да и со всем надгробием произошла странная, до конца необъяснимая история.

Автор рельефа - скульптор Александр Триппель (1746 - 1793) был заметной фигурой в художественной жизни Европы второй половины ХVШ в. Однако, в отличие от Кановы и Пигаля, он был незаслуженно забыт, так как его работы были рассеяны по Европе от Британии до России. А. Триппель родился в Швейцарии в Шафхаузене, за свою жизнь он посетил множество разных стран и городов, причем все переезды были в той или иной степени связаны с его страстью к творчеству. С 1756 г. вместе с семьей Триппель жил в Лондоне, где был отдан в обучение к ремесленнику. Склонность к искусствам привела к тому, что в 1763 г. он поступил в Академию в Копенгагене, которую окончил в 1768 г. с золотой медалью. Бывал в Париже, в Риме, жил в Швейцарии, пока не выбрал местом своего пребывания Рим, который тогда был художественным центром классицистической Европы. В Риме прошли последние четырнадцать лет его жизни, ставшие наиболее значимыми и продуктивными в его творчестве. В этот период им были созданы знаменитые бюсты Гёте и Фридриха II Прусского и не менее значимые для его творчества работы, сделанные для России, – гипсовый бюст Екатерины II и аллегорическая скульптурная композиция, представляющая Екатерину Великую как Минерву и победительницу турок.

В те же годы (1786 - 1789) Триппелем было выполнено надгробие фельдмаршала З.Г. Чернышева, похороненного в усадьбе Ярополец под Москвой, которое является одним из главных произведений скульптора. Созданное в его римской мастерской, где фрагменты надгробия могли видеть жившие в то время в Риме или посещавшие "вечный город" коллеги по скульптурному цеху и многочисленные потенциальные заказчики, оно показывало способность скульптора создавать сложную аллегорическую композицию интерьерного пристенного надгробия. Скульптуры демонстрировали зрелый стиль мастера, высокое художественное качество его произведений.

Остатки этого надгробия, сохранившиеся в Яропольце, а также довоенные фотографии2 позволяют, в целом, реконструировать его композицию. Его основу составляла огромная плоская пирамида в темной мраморной облицовке, на фоне которой находились другие элементы надгробия: постамент белого мрамора с тремя рельефными изображениями (в центре овальное, с изображением посередине шлема с плюмажем; по сторонам круглые: левый – с изображением Георгия Победоносца, правый – с гербом Чернышевых); каннелированный элемент белого мрамора изображал фрагмент колонны, на которой находился мраморный блок полукруглой формы, предназначавшийся для аллегорического рельефа, его место в действительности занимала мраморная доска с надписью. Мраморный блок, в свою очередь, служил постаментом для саркофага цветного мрамора. В верхней части пирамиды был укреплен медальон белого мрамора с профильным портретом З.Г. Чернышева работы Ф.И. Шубина. Этот медальон до сих пор сохранился в разрушающейся церкви в Яропольце.

Однако проект надгробия, сделанный Триппелем (любезно предоставлен нам швейцарским исследователем творчества Триппеля Дитером Ульрихом), отличается от того, что было осуществлено в действительности. В нижнем уровне композиции на проекте, между двумя круглыми рельефами, находится прямоугольный рельеф с изображением военных доспехов и запоминающимся характерным шлемом с плюмажем в центре. Форма мраморных блоков, на которых укреплен аллегорический рельеф, иная. Это может быть связано с тем, что перед нами не окончательный вариант проекта надгробия. На саркофаге мы видим аллегорическую композицию с маршальским жезлом и венком славы, вероятно утраченную, как и ножки саркофага, уже в наше время. По сторонам от саркофага Триппель задумал расположить две аллегорические фигуры, символизирующие Печаль и Славу, которые не были размещены на памятнике.

А.Н. Греч писал : “В силу каких-то причин памятник остался незакончен, хотя все части его и были исполнены”3. С. Торопов считал, что причиной этого послужил протест духовенства “против постановки двух женских фигур и барельефа с несоответствующими, по его мнению, святости места нагими телами”4 (выделено нами). Он же заметил, что фигуры и барельеф “хранятся до сих пор в залах музея”.

Очевидно, что претензии по поводу “нагих тел” можно было предъявить только аллегорическому рельефу из коллекции Музея архитектуры, так как ни фигуры Славы и Печали, ни рельеф с военными доспехами обнаженными телами не назовешь.

Что касается рельефа с доспехами, можно предположить, что он был исполнен в соответствии с иным вариантом проекта надгробия, - ведь в имевшемся на памятнике овальном рельефе также есть шлем с плюмажем в центре. Однако здесь нас ожидал сюрприз. На фотографиях 1936 г. с изображением интерьеров дворца Чернышевых в Яропольце5, внимательно изученных нами, мы увидели аллегорические фигуры Славы и Печали работы Триппеля, украшавшие один из парадных залов. Также мы обнаружили прямоугольный рельеф с военным облачением и шлемом в центре, точно соответствующий изображению на проекте Триппеля, который был вмонтирован в стену над камином и являлся частью декорации зала.

Можно предположить, что заказчикам не понравились готовые скульптуры Триппеля, привезенные из Рима в Ярополец, или наоборот понравились до такой степени, что стали украшением парадных апартаментов дворца, которые тщательно и разборчиво украшались владельцами усадьбы. Рельеф из собрания Музея архитектуры, видимо, также служил украшением в одном из залов.

В коллекции музея находится еще один рельеф, привезенный из Яропольца. Это необычное портретное профильное изображение белого мрамора, расположенное в медальоне черного мрамора. Этот рельеф традиционно связывался с надгробием З.Г. Чернышева. Однако, как мы видели, на памятнике до сих пор находится другой мраморный медальон с портретом маршала. Зная о том, что во дворце был гербовый зал, в декорации которого были использованы медальоны с портретами представителей семьи Чернышевых работы Ф.И. Шубина и Ж.Д. Рашетта6, вначале мы предположили, что этот рельеф также мог быть изготовлен для украшения одного из интерьеров. Однако данный рельеф совершенно иной. Во-первых, это единственный рельеф с фоном черного мрамора. Во-вторых, в отличие от остальных портретов, где персонажи изображены оплечно, в париках и платье, данное изображение обрезано чуть ниже шеи, без намека на какие-либо одежды. Портретируемый, имеющий явное сходство с З.Г. Чернышевым, изображен без парика, антикизированно, в стиле республиканского римского портрета с короткими волосами. Контрастное сочетание белого изображения и черного фона создает сходство с медальерным искусством.

Возвращаясь к рассмотренному проекту надгробия, можно с уверенностью сказать, что, несмотря на не очень четкое изображение, портретный медальон отвечает тем же принципам: это коротко обрезанное изображение человека без парика, с короткой прической, одежда на рисунке тоже не присутствует. Как нам кажется, не будет большим преувеличением предположение о том, что данный рельеф в медальоне является портретом З.Г. Чернышева, выполненным А. Триппелем для надгробия маршала в Яропольце. По желанию заказчиков он был заменен на портрет работы Ф.И. Шубина, тем более, что стиль произведения отвечает антикизирующему стилю швейцарского скульптора.

Что касается фигур Славы и Печали, они не погибли во время войны после пожара дворца, как об этом сообщал Тихомиров7. Они пропали. Фотографии 1946 г. свидетельствуют о том, что скульптуры уцелели8. Старые сотрудники Музея архитектуры сообщали, что видели их в Донском монастыре среди фрагментов скульптур, хранившихся на территории, до сборки горельефов храма Христа Спасителя. Других сведений об аллегорических фигурах работы Триппеля пока не обнаружено.

1 Греч А.Н. Скульптура в Яропольце. - Ярополец. Сб. статей ,Труды общества изучения Московской области,вып.8,М.,1930,с.54-60.

2 ГНИМА, фототека, ФТ-13530.

3 Греч А.Н, ук.соч., с.58.

4 Торопов С. Яропольцы.- Среди коллекционеров,1924, № 7-8,с.47.

5 ГНИМА,фототека,У-41725,У-41729.

6 ГНИМА,фототека,У-27228 и др.

7 Тихомиров Н.Я. Архитектура подмосковных усадеб. М., 1955, с.100.

8 ГНИМА,фототека,ГУОП-6429 и др.

© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017