Контакты

e-mail: info@oiru.org

Содержимое библиотеки
Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В СБОРНИКАХ «РУССКАЯ УСАДЬБА» № 1-10/17-25. А.Н. ГРЕЧ_Венок усадьбам_Петровское
А.Н. Греч Греч.Венок усадьбам. Оглавление. Библиотека ОИРУ
А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Ильинское А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Усово А. ГРЕЧ: Уборы
А. ГРЕЧ: Введенское А. ГРЕЧ: Ершово А. ГРЕЧ: Кораллово
А. ГРЕЧ: Рождествено А. ГРЕЧ: Сватово А. ГРЕЧ: Никольское-Урюпино
А. ГРЕЧ: Степановское А. ГРЕЧ: Знаменское-Губайлово А. ГРЕЧ: Архангельское
А. ГРЕЧ: Покровское-Стрешнево А. ГРЕЧ: Волоколамский уезд А. ГРЕЧ: Яропольцы
А. ГРЕЧ: Степановское-Волосово А. ГРЕЧ: Старица А. ГРЕЧ: Торжок
А. Греч: Никольское Греч: Арпачёво Греч: Раёк
Греч: Углич Греч: Ольгово Греч: Марфино
Греч: Вёшки Греч: Михалково Греч: Средниково
Греч: Кусково. Останкино Греч: Ахтырка Греч: Абрамцево
Греч: Мураново Греч: Саввинское Греч: Глинки
Греч: Горенки Греч: Пехра-Яковлевское Греч: Троицкое-Кайнарджи. Фенино. Зенино
Греч: Перово Греч: Кузьминки Греч: Москва-река
Греч: Царицыно Греч: Быково Греч: Остров
Греч: Ока Греч: Ясенево Греч: Знаменское
Греч: Константиново Греч: Ивановское Греч: Остафьево
Греч: Французская книга в русской усадьбе Греч: Музыка в русской усадьбе Греч: АРХАНГЕЛЬСКОЕ
Греч: Обращение в Тверской музей Л.Вайнтрауб. С.Гаврилов: Село Подлипичье. Волкова Н., Гаврилов С..: Село Пересветово, Дмитровского района
Барон Н.Н.Врангель: Старые усадьбы. Очерки истории русской дворянской культуры Ермолаев М.М.: Неизвестный Остров ЗГУРА В.В.: КОЛОМЕНСКОЕ. ОЧЕРК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И ПАМЯТНИКОВ
Иванов Д.Д.: ИСКУССТВО В РУССКОЙ УСАДЬБЕ Иванова Л.В.: Вывоз из усадеб художественных ценностей Лукьянов Н.: Исторические усадьбы: путь к возрождению?
Михайлова М.Б.: Усадьба как ключевой элемент градостроительной композиции (XVIII — первая треть XIX в.) Нащокина М. В.: Московская «Голубая роза» и крымский «Новый Кучук-Кой» Нащокина М. В.: Неоклассические усадьбы Москвы
Рысин Л.П., Ерёмкин Г.С., Насимович Ю.А.,Лихачёва Э.А.: КОСИНО Полякова М.А.: РУССКАЯ УСАДЕБНАЯ КУЛЬТУРА КАК ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Ратомская Ю.: Скульптуры Александра Триппеля в Яропольце
Сивков К. В.: ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО. ОЧЕРК ТОРОПОВ С. А.: АРХАНГЕЛЬСКОЕ ТЮТЧЕВ Н.И.: МУРАНОВО
УРЕНИУС М.: АБРАМЦЕВО Источники по истории русской усадебной культуры. РГГУ и О-во изучения русской усадьбы. - Ясная поляна., М., 1997 В.И. ТОЛСТОЙ.: Вступительное слово
С.О. ШМИДТ.: Послание к участникам конференции Э.Г. ИСТОМИНА, М.А. ПОЛЯКОВА.: Русская усадебная культура: проблемы и перспективы В.Ф. КОЗЛОВ.: Наследие подмосковной усадьбы в контексте государственной политики 1920-х годов» (Обзор материалов московских архивов: ГАРФ и ЦГАМО)
М.Ю. КОРОБКО.: К проблеме определения и эволюции понятия «русская усадьба» (в порядке дискуссии) А.В. РАБОТКЕВИЧ.: Документы Управления по охране недвижимых памятников истории и культуры Министерства культуры России как источник по истории и современному состоянию усадебных комплексов Московской области А.И. ФРОЛОВ.: Подмосковные усадьбы: источники для каталога
Д.Н. АНТОНОВ, И.А. АНТОНОВА.: Источники генеалогических реконструкций крестьянских семей (на примере Ясной Поляны) Л.В. ИВАНОВА.: Воспоминания и семейная переписка как источник по истории усадьбы (на примере рода Самариных) Л.А.ПЕРФИЛЬЕВА.: Материалы о владельцах Зубриловки и Ясной Поляны - опыт сравнительного анализа
О. ШЕВЕЛЕВА.: Усадебный быт конца XIX - начала XX вв. в воспоминаниях современников (на примере усадьбы Михайловское) И.К. ГРЫЗЛОВА.: Изобразительные фонды музея-усадьбы «Ясная Поляна» как источники усадебного быта (из истории комплектования) А.А. АРОНОВА.: Графика начала XVIII в. как источник представлений о ранних усадьбах Петровского времени
Е.Э. СПРИНГИС.: Архитектурная графика XVIII - XIX вв. - источник по изучению усадебного строительства гр. Н.П. Шереметева Т.Н. АРХАНГЕЛЬСКАЯ.: Книга великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого Г.В. АЛЕКСЕЕВА.: Из истории яснополянской библиотеки (шучно-библиографическое описание книг на иностранных языках)
Т.Т. БУРЛАКОВА.: Тульские усадьбы, связанные с жизнью и творчеством Л.Н. Толстого (материалы свода «толстовских» памятных мест) О.В. ЯХОНТ.: О забытом памятнике Льву Николаевичу Толстому Д.Н. ТИХОНОВА.: Неизвестное описание имения Ясная Поляна (июнь 1911 г.)
С.А. МАЛЫШКИН.: Источники по истории подмосковной усадьбы в 1812 г. (на примере усадьбы кн. Хованских «Воскресенское») Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО Людмила ПЕРФИЛЬЕВА: Ноев ковчег переходного периода
Юбилейная конференция ОИРУ "Русская усадьба как явление отечественной и мировой культуры" Сергей Гаврилов: Как правоохранительные органы борются с преступностью? (Об усадьбе Коломенское) Сергей Гаврилов: Территория Коломенского
Сергей Гаврилов: О церкви Вознесения в Коломенском

О забытом памятнике Льву Николаевичу Толстому

С начала нашего века историки русского искусства стали интересоваться одной из сторон истории русской усадьбы - портретами владельцев. Организованные тогда выставки портретов, как живописных, графических, так и скульптурных, раскрыли необычайно высокие художественные качества этих произведений. Тогда же заговорили впервые о феномене русского портрета как работы столичных художников, так и крепостных мастеров. Тогда же было отмечено, что в раде усадеб скульптурные портреты со временем приобретали значение памятников: их устанавливали в парках на особых постаментах или в беседках. Иногда в XIX веке, в начале XX века наследники устанавливали на основе старых портретов памятники родителям (Остафьево и др.). К сожалению, архивные источники этого феномена практически мало изучены.

Как бы продолжая эту традицию, в родовых местах выдающихся русских писателей и поэтов сооружаются памятники: на родине А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова и т.д. Это явление коснулось по - своему Л.Н. Толстого и Ясной Поляны.

Над образом Льва Николаевича Толстого работали многие художники - его современники. В скульптуре стремились его запечатлеть такие выдающиеся мастера, как И. Репин, Н. Ге, П. Трубецкой, И. Гинзбург, Н. Андреев, Н. Аронсон, А. Бурдель, С. Коненков, Б. Королев, А. Голубкина, С. Меркулов и многие другие. Некоторые из них продолжили свои поиски в создании памятника великому писателю. Известно, что впервые идея сооружения памятника Льву Николаевичу Толстому возникла у французского литературного общества и, как ни удивительно, - еще при жизни писателя. Это общество заказало памятник для Парижа известному скульптору Паоло (Павлу Петровичу) Трубецкому. Князь Паоло Трубецкой (1866-1938) начал работать над заказом в 1904 году. К этому времени он имел международную известность как оригинальный и выдающийся скульптор («самобытно умный человек» - по словам Л.Н. Толстого), получивший высшую награду на Всемирной парижской выставке в 1900 году. Он широко прославился как портретист, весьма выразительно изобразивший многих деятелей культуры и высшего света России, Франции, Италии, Англии и тд. Широкую популярность получили его модели памятника Александру III для Санкт-Петербурга, поэту Данте, но особенно - портреты Льва Николаевича Толстого, многократно представленные на многих международных выставках, в том числе и на Выставке 1900 года. Портреты Л.Н. Толстого, созданные князем П. Трубецким с натуры, по мнению родных, знакомых и самого писателя, были наиболее похожими и художественно выразительными.

За основу решения памятника для Парижа князь Трубецкой взял композицию, вылепленную им в 1900 году в Ясной Поляне, где Л.Н, Толстой изображен сидящим верхом на лошади. Неожиданность своего выбора скульптор стремился обосновать оппонентам: «Тот, кому не нравится лошадь, может смотреть на нее, как на пьедестал, как на живой пьедестал! Мне, художнику, она нравится. Я долго гостил в Ясной Поляне, наблюдал Толстого при самых разнообразных условиях и не знаю позы, которая была бы столь характерна для него, которая бы так выгодно и, вместе с тем, так верно подчеркивала в нем его, как эта - посадка верхом, на казацком седле»1. К сожалению, работа над памятником Л.Н. Толстому для Парижа вначале задерживалась занятостью скульптора памятником императору Александру III для Санкт-Петербурга, а позже совсем была прекращена. Причинами явились бесконечные споры и несогласия заказчиков, считавших, что в памятниках изображаются на лошадях только короли, полководцы, генералы, но не писатели. В результате памятник не был осуществлен, хотя, как свидетельствовала пресса, скульптор успел создать модель в глине, которую оставалось лишь отлить в бронзе. Таким образом, из-за близорукости заказчиков мировое искусство потеряло один из выдающихся шедевров пластики. Вопрос о постановке памятника Льву Николаевичу Толстому был вновь поднят после смерти писателя, но теперь уже в России. После кончины Толстого, скульптор Сергей Дмитриевич Мер-куров выполнил посмертную маску с его головы и рук. Тогда же С.Д. Меркуров решил создать памятник писателю, воспользовавшись этими уникальными документальными материалами. С.Д. Меркуров (1881 - 1952) принадлежал к тому кругу художественной молодежи России начала XX века, которая в поисках смысла жизни и назначения искусства была увлечена философскими работами не только Канта и Гегеля, но и Л .Толстого и Ф. Достоевского, Ницше и Шопенгауэра, а также различной политической и революционной литературой. Ко времени работы над памятником Л.Н. Толстому он успел прослушать курс философии Цюрихского университета, обучиться скульптуре у Адольфа Майера и пройти курс обучения в Мюнхенской Академии Художеств у В. Рюмана. В духе ницшеанской философии он считал, что памятники должны ставиться гигантам мысли и воли, преобразовавшим историю человечества. Он позже писал: «Русская жизнь в те времена представлялась мне как большая степь, местами покрытая курганами. На курганах стояли большие каменные «бабы» из гранита - Пушкин, Толстой, Достоевский и другие. И время от времени этот, казалось, мертвый пейзаж потрясался грозами, громами, подземными толчками и землетрясениями. Я вспоминал слова Толстого: «Вот почему грядущая революция будет в России... А ни кургане, в бескрайней степи стояла каменная «баба». От этого образа я не мог освободиться. Выбор был сделан. Нужно собирать материал о Толстом для статуи"2.

С.Д. Меркуров, в создаваемом им памятнике Л.Н. Толстому, стремился воплотить данную композиционную идею: создать статую, композиционно напоминающую древнюю скифскую «бабу». Он лепит модель, в которой писатель изображен стоящим в раздумье. Его руки характерно сложены на поясе. В изображении головы, несколько пропорционально повторяются черты посмертной маски (несмотря на определенную стилизацию в изображении бороды). Руки писателя скульптор решил; так, что создается впечатление их связанности, скованности складками рубахи - «толстовки». Первоначально - в модели скульптор изобразил босые, худые, короткие и несколько кривые ноги, как бы с трудом держащие мощное тело писателя. Это им было сделано для создания визуального впечатления борьбы мощного скованного духа писателя с бренностью жизни. Как свидетельствуют многочисленные документальные источники, скульптор надеялся получить поддержку своего пластического решения образа Л.Н. Толстого у родных и близких писателя. Но столь гротескное искажение фигуры писателя (изображение коротких и кривых ног) вызвало резкое возражение вдовы, поэтому в окончательном варианте - при переводе модели в гранит С.Д. Меркуров был вынужден пойти на компромисс: ноги не были изваяны, они были как бы скрыты в недоработанной нижней части камня.

Как известно, создание памятника требует значительных затрат. С.Д. Меркулову повезло. Идею постановки памятника в Москве поддержал известный в то время миллионер НА Шахов, который субсидировал работы и решил установить монумент недалеко от университета АЛ. Шаняв-ского на Миусской площади, напротив сооружаемого тогда храма Александра Невского. Резкий протест церковных иерархов и Общества Архангела Михаила заставил московские власти отказаться от памятника. Памятник был установлен в 1920-е годы на Царицынском поле - на небольшом искусственном холме - как это задумал скульптор. В настоящее время эта скульптура стоит во дворе музея Л.Н. Толстого в Москве спиной к забору и на ровной площадке. Несмотря на то, что статуя установлена с искажением авторского замысла, она, несомненно, представляет определенную художественную и историческую ценность.

В какой-то мере к скульпторам - современникам Л.Н. Толстого, работавшим над созданием ему памятника, можно отнести и Николая Андреевича Андреева. Н.А. Андреев (1873 - 1932) - автор памятников Н.В. Гоголю, А.Н. Островскому, А.И. Герцену и Н.П. Огареву в Москве, большого числа портретов русской интеллигенции, создал несколько портретов, посетив писателя в Ясной Поляне. Для вечера памяти Л.Н. Толстого в большом зале Московской консерватории он создал монументальный бюст. Этот бюст впоследствии автор подарил известному издателю М.В. Сабашникову. М.В. Сабашников как попечитель совета университета АЛ. Шанявского при его открытии подарил бюст университету. По воспоминаниям М.В. Сабашникова, этот бюст стоял «на высоком деревянном постаменте в верхней аудитории, которую и стали называть по бюсту Толстовской»3.

Сабашников считал эту работу достойной для установки памятником: «Мне казалось, что бюст таких размеров и такой выразительности будет очень эффектен на воле, где-нибудь, например, в костинском парке (имении семьи Сабашниковых). Я говорил с Андреевым о заказе такого бюста из какого-нибудь материала, выдерживающего влияние природы, но план установки бюста в костинском парке не состоялся»4.

В дальнейшем неоднократно поднимался вопрос об установке памятника Л.Н. Толстому в различных городах нашей страны и за рубежом. Известно, что бюст писателя был установлен в Париже, выполненный его современником Н Л. Аронсоном (1872 - 1943), который еще в 1901 году рисовал и лепил его портреты в Ясной Поляне. В послевоенный период памятники Л.Н. Толстому были установлены в Москве (работы Г.Н. Новокрещеновой, А.М. Портянко), в Туле и в других городах, даже в Канаде (скульптор Ю. Чернов).

Но наиболее значительным по своим художественным качествам, на наш взгляд, является памятник Толстому, созданный также современником писателя. Этот памятник был создан в Ясной Поляне, там же и находится, но, к сожалению, практически забыт.

Он почти не известен не только искусствоведам, но и многим специалистам, занимающимся творчеством Л. Н. Толстого. И это несмотря на то, что в 1928 и в 1940 годы его изображение многократно воспроизводилось в печати всего мира. В настоящее время этот памятник находится в интерьере новой Яснополянской школы. Он создан и открыт к 100-летию великого писателя. Его автор - выдающийся скульптор Борис Данилович Королев (1885 - 1963). БД. Королев является автором многих произведений, хранящихся ныне в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, во многих отечественных и зарубежные музеях и частных собраниях. Он автор ряда памятников, установленных в Москве, Саратове и других городах. В начале нашего века он учился в Московском университете и Училище живописи, ваяния и зодчества, увлекался, как и многие его сверстники, философией и революционными идеями, участвовал в революции 1905 года, дважды приговаривался к смертной казни, но первый раз его освободили демонстранты, а второй приговор был заменен высылкой за границу. После событий 1917 года участвует в организации Союза скульпторов и различных художественных объединений (Живскульптарх и т.д.), преподаег во ВХУТЕМАСе -ВХУТЕИНе, Академии художеств, работает в ГАХН и других учреждениях, много экспериментирует: от реализма к кубизму и т.д. В начале марта 1928 года, как свидетельствуют воспоминания скульптора и архивные данные, хранящиеся в государственных и частных архивах, Б.Д. Королеву предложили «выполнить четырехметровую статую Льва Николаевича Толстого для новой яснополянской школы, постройка которой должна была быть закончена осенью к юбилейным дням»5. Скульптор согласился, так как в его семье «питали ко Льву Толстому любовь и особо его почитали». Он «с раннего детства привык перечитывать многие его произведения». Скульптор стал активно собирать различные материалы, в чем ему помогали сотрудники московского музея Л.Н. Толстого и родственники: его тесть - известный в начале века московский фотограф Н.С. Никольский (1854 - 1926) - неоднократно фотографировал Л.Н. Толстого. В своих воспоминаниях Б.Д. Королев сообщает, что по приезде в Ясную Поляну Александрой Львовной Толстой - «хозяйкой Ясной Поляны был встречен не очень любезно». Для работы ему был выделен актовый зал школы и рядом находящаяся комната. Вначале скульптор стремился понять, почувствовать, как: он выражался, «стилевой склад лица определенного времени», для чего он решил выполнить несколько портретов современников писателя, среди которых наиболее выразительными оказались портреты крестьян, видевших и общавшихся с Л.Н. Толстым. Это портреты «Федора Нечесанного» и «Знахаря» - как их назвал скульптор. Кроме того он сделал портрет Сергея Львовича Толстого, как многие считали, «имевшего сходство с Львом Николаевичем». В соответствии со своим правилом, Б.Д. Королев перед тем, как создать монументальную статую Л.Н. Толстого, решил выполнить его портретные бюсты: «По своему обычаю я начинаю с выполнения скульптурного портрета. Если с натуры это занимает у меня 3-4 сеанса, но в данном случае, без живой натуры, работа над портретом-бюстом у меня заняла больше времени - 2-2,5 месяца. И только тогда, когда я закончил скульптурный портрет, я приступил к статуе». Скульптор выполнил не менее трех вариантов скульптурного портрета писателя и четырех эскизов статуи. Все эти работы определяют различные грани понимания образа Л.Н. Толстого, но наиболее выразительным и монументальным является большой бюст, вылепленный мощно и экспрессивно, пластически как бы передающий энергию и напряжение мысли писателя - философа. Этот шедевр пластики скульптора в 1980-е годы был переведен в бронзу и ныне находится в музее-усадьбе «Абрамцево». Остальные работы хранятся в музеях страны (в том числе и в Ясной Поляне) и у наследников скульптора. К концу лета Королев выполнил в глине четырехметровую статую-памятник. Он позже вспоминал: «Я пригласил хозяйку и всех обитателей большого дома для осмотра. Они вошли в школу, поднялись га второй этаж и приоткрыли дверь в актовый зал, где на противоположной стороне стояла на станке статуя Льва Николаевича, еще в глине. Хозяйка долго всматривалась в статую, потом обернулась ко мне и тихо сказала: «Да, это отец», - и крепко пожала мне руку. Статуя была принята». БД. Королев изобразил Л.Н. Толстого стоящим с высоко поднятой головой, как бы всматривающимся вдаль. Левая рука характерно заложена за пояс, подпоясывающий рубаху - «толстовку», правая - опирается на палку. Скульптура решена как единый, цельный объем («как кусок» - по любимому выражению Королева), как бы сбитый, сколоченный мощными ударами скульптора. Ее поверхность в одних частях уплотнена; в других - взрыхлена, как бы вспахана - напоминая то весеннее яснополянское поле, которое потрясло скульптора при приезде в усадьбу писателя. Многообразием и энергией пластического решения монументальной статуи - памятника скульптор передал мощь и силу духовного образа писателя-творца, писателя - мыслителя, образ великого Льва Толстого. После формовки и отливки статуя - памятник была установлена в нише главной лестницы. В день празднования 100-летия Льва Николаевича Толстого состоялось открытие статуи-памятника, на котором присутствовали не только родные и близкие Л.Н. Толстого, но и многие выдающиеся деятели и гости из-за границы, в том числе и писатель Стефан Цвейг. Многие из присутствующих высказывали высокую оценку памятнику Л.Н. Толстому.

Во время Великой Отечественной войны школа была сожжена оккупантами, но статуя, по воспоминаниям Б.Д. Королева, случайно «осталась цела, кое-где обуглившись. Статуя производила такое сильное впечатление, что многие приезжавшие из Америки и Западной Европы корреспонденты фотографировали ее и помещали снимки в своих газетах». Тогда же был поднят вопрос о сохранении статуи-памятника и переводе ее в бронзу. Прошло более пятидесяти лет после окончания войны, но до сих пор статуя не отлита в бронзе, и, можно сказать, о ней многие уже забыли. А ведь это один из лучших памятников Льву Николаевичу Толстому, воплотивший, по мнению детей и людей, близко знавших писателя, наиболее верно его образ. Кроме того - это выдающийся шедевр пластики нашего века. Как было бы прекрасно, чтобы, переведенный в бронзу, он встал на открытой территории Ясной Поляны.* При этом нет необходимости рисковать огромными средствами с заказом современного памятника современному скульптору (чему негативные примеры - памятники в Москве, Туле и Канаде), когда уже имеется проверенный временем и оценками близких высокохудожественный памятник на территории музея. Хотелось бы надеяться, что этот памятник Льву Николаевичу Толстому, наконец, будет переведен в бронзу и установлен перед Ясной Поляной.

Обратно*к содержанию книги*Далее
Примечания:

* Странным казусом ныне является то, что в Ясной Поляне, на ее открытой территории, стоит памятник В.И. Ленину, но нет памятника - Л.Н. Толстому.

1. «Новости и биржевая газета» (первое издание) от 30 декабря 1904 года (от 12 января 1905 года) Me 359.

2. Меркуров С.Д. Записки скульптора. - М., 1953. С.94.

3. Сабашников М.В. Воспоминания. - М., 1988. С.301-302.

4. Там же.

5. Воспоминания Б.Д. Королева о работе над памятником Л.Н. Толстому. 1957 г. (Имеют несколько вариантов. Один из них был выслан автором в дирекцию музея Л.Н. Толстого Ясная Поляна 21 июля 1957 года. Два варианта черновиков находятся в частном собрании, материалы которых использованы в настоящем докладе. Они частично опубликованы Н. Фоминой и О. Яхонтом. - См.: Королев Б.Д. Из литерапурного наследия. Переписка. Современники о скульптуре. /Сост. Н.Н. Фомина, О.В. Яхонт. -М., 1988. С.57-60.

© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017