Контакты

e-mail: info@oiru.org

Содержимое библиотеки
Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В СБОРНИКАХ «РУССКАЯ УСАДЬБА» № 1-10/17-25. А.Н. ГРЕЧ_Венок усадьбам_Петровское
А.Н. Греч Греч.Венок усадьбам. Оглавление. Библиотека ОИРУ
А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Ильинское А.Н. ГРЕЧ: Венок усадьбам. Усово А. ГРЕЧ: Уборы
А. ГРЕЧ: Введенское А. ГРЕЧ: Ершово А. ГРЕЧ: Кораллово
А. ГРЕЧ: Рождествено А. ГРЕЧ: Сватово А. ГРЕЧ: Никольское-Урюпино
А. ГРЕЧ: Степановское А. ГРЕЧ: Знаменское-Губайлово А. ГРЕЧ: Архангельское
А. ГРЕЧ: Покровское-Стрешнево А. ГРЕЧ: Волоколамский уезд А. ГРЕЧ: Яропольцы
А. ГРЕЧ: Степановское-Волосово А. ГРЕЧ: Старица А. ГРЕЧ: Торжок
А. Греч: Никольское Греч: Арпачёво Греч: Раёк
Греч: Углич Греч: Ольгово Греч: Марфино
Греч: Вёшки Греч: Михалково Греч: Средниково
Греч: Кусково. Останкино Греч: Ахтырка Греч: Абрамцево
Греч: Мураново Греч: Саввинское Греч: Глинки
Греч: Горенки Греч: Пехра-Яковлевское Греч: Троицкое-Кайнарджи. Фенино. Зенино
Греч: Перово Греч: Кузьминки Греч: Москва-река
Греч: Царицыно Греч: Быково Греч: Остров
Греч: Ока Греч: Ясенево Греч: Знаменское
Греч: Константиново Греч: Ивановское Греч: Остафьево
Греч: Французская книга в русской усадьбе Греч: Музыка в русской усадьбе Греч: АРХАНГЕЛЬСКОЕ
Греч: Обращение в Тверской музей Л.Вайнтрауб. С.Гаврилов: Село Подлипичье. Волкова Н., Гаврилов С..: Село Пересветово, Дмитровского района
Барон Н.Н.Врангель: Старые усадьбы. Очерки истории русской дворянской культуры Ермолаев М.М.: Неизвестный Остров ЗГУРА В.В.: КОЛОМЕНСКОЕ. ОЧЕРК ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ И ПАМЯТНИКОВ
Иванов Д.Д.: ИСКУССТВО В РУССКОЙ УСАДЬБЕ Иванова Л.В.: Вывоз из усадеб художественных ценностей Лукьянов Н.: Исторические усадьбы: путь к возрождению?
Михайлова М.Б.: Усадьба как ключевой элемент градостроительной композиции (XVIII — первая треть XIX в.) Нащокина М. В.: Московская «Голубая роза» и крымский «Новый Кучук-Кой» Нащокина М. В.: Неоклассические усадьбы Москвы
Рысин Л.П., Ерёмкин Г.С., Насимович Ю.А.,Лихачёва Э.А.: КОСИНО Полякова М.А.: РУССКАЯ УСАДЕБНАЯ КУЛЬТУРА КАК ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Ратомская Ю.: Скульптуры Александра Триппеля в Яропольце
Сивков К. В.: ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО. ОЧЕРК ТОРОПОВ С. А.: АРХАНГЕЛЬСКОЕ ТЮТЧЕВ Н.И.: МУРАНОВО
УРЕНИУС М.: АБРАМЦЕВО Источники по истории русской усадебной культуры. РГГУ и О-во изучения русской усадьбы. - Ясная поляна., М., 1997 В.И. ТОЛСТОЙ.: Вступительное слово
С.О. ШМИДТ.: Послание к участникам конференции Э.Г. ИСТОМИНА, М.А. ПОЛЯКОВА.: Русская усадебная культура: проблемы и перспективы В.Ф. КОЗЛОВ.: Наследие подмосковной усадьбы в контексте государственной политики 1920-х годов» (Обзор материалов московских архивов: ГАРФ и ЦГАМО)
М.Ю. КОРОБКО.: К проблеме определения и эволюции понятия «русская усадьба» (в порядке дискуссии) А.В. РАБОТКЕВИЧ.: Документы Управления по охране недвижимых памятников истории и культуры Министерства культуры России как источник по истории и современному состоянию усадебных комплексов Московской области А.И. ФРОЛОВ.: Подмосковные усадьбы: источники для каталога
Д.Н. АНТОНОВ, И.А. АНТОНОВА.: Источники генеалогических реконструкций крестьянских семей (на примере Ясной Поляны) Л.В. ИВАНОВА.: Воспоминания и семейная переписка как источник по истории усадьбы (на примере рода Самариных) Л.А.ПЕРФИЛЬЕВА.: Материалы о владельцах Зубриловки и Ясной Поляны - опыт сравнительного анализа
О. ШЕВЕЛЕВА.: Усадебный быт конца XIX - начала XX вв. в воспоминаниях современников (на примере усадьбы Михайловское) И.К. ГРЫЗЛОВА.: Изобразительные фонды музея-усадьбы «Ясная Поляна» как источники усадебного быта (из истории комплектования) А.А. АРОНОВА.: Графика начала XVIII в. как источник представлений о ранних усадьбах Петровского времени
Е.Э. СПРИНГИС.: Архитектурная графика XVIII - XIX вв. - источник по изучению усадебного строительства гр. Н.П. Шереметева Т.Н. АРХАНГЕЛЬСКАЯ.: Книга великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого Г.В. АЛЕКСЕЕВА.: Из истории яснополянской библиотеки (шучно-библиографическое описание книг на иностранных языках)
Т.Т. БУРЛАКОВА.: Тульские усадьбы, связанные с жизнью и творчеством Л.Н. Толстого (материалы свода «толстовских» памятных мест) О.В. ЯХОНТ.: О забытом памятнике Льву Николаевичу Толстому Д.Н. ТИХОНОВА.: Неизвестное описание имения Ясная Поляна (июнь 1911 г.)
С.А. МАЛЫШКИН.: Источники по истории подмосковной усадьбы в 1812 г. (на примере усадьбы кн. Хованских «Воскресенское») Издание Управления музеями-усадьбами и музеями-монастырями Главнауки НКП. ОСТАФЬЕВО Людмила ПЕРФИЛЬЕВА: Ноев ковчег переходного периода
Юбилейная конференция ОИРУ "Русская усадьба как явление отечественной и мировой культуры" Сергей Гаврилов: Как правоохранительные органы борются с преступностью? (Об усадьбе Коломенское) Сергей Гаврилов: Территория Коломенского
Сергей Гаврилов: О церкви Вознесения в Коломенском

К проблеме определения и эволюции понятия «русская усадьба» (в порядке дискуссии)

Исследование комплекса отечественных словарей и справочников XVII - начала XX веков показало, что первые попытки определить понятие усадьба относятся к пореформенной эпохе - времени гибели былой усадебной культуры. Это вполне закономерно, так как раньше русская усадьба была реалией, которая по сути своей не требовала каких-либо комментариев, а с середины XIX в. начала гибнуть. В.И. Даль производит этот термин от слова «усада» (в западной транскрипции «усадище» или «усадбище»), определяя усадьбу как «господский дом на селе, со всеми ухожами [т.е. угодьями. М.К.], садом и огородом»1. В первую очередь -это жилье, и прилегающая к нему территория. Здесь подразумевается усадьба только помещичья, тогда как на практике этот термин имел достаточно широкое толкование: как правило крестьянские избы с наделами также назывались усадьбами. Единственное отличие: прилагательное «господский», применяемое к дому. По Далю: «господином чествуют людей по званию, должности их..."2 Ближе по значению слова «господь и государь» т.е. «владыка, владелец, держащая власть на месте или в доме; барин, помещик, хозяин; кому покорны чада с домочадцы и слуги, или у кого есть подвластные»3. После освобождения крестьян нередко стали приобретать дворянские усадьбы лица из купеческой и крестьянской среды, становясь в понимании Даля «господами и государями».

Русский энциклопедический словарь, издаваемый профессором Петербургского университета И.И. Березиным, в своем определении понятия «усадьба» учел его универсальность. По И.И. Березину это: «дом с принадлежащими к нему строениями и землею, находящееся под строением, принадлежащий помещику или крестьянину. Во всяком имении усадьбы бывают господские или фермерские и крестьянские. Первые состоят из жилых или хозяйственных строений: гумен, садов и огородов, принадлежащих владельцу. Вторые из таких же строений, огородов, коноплянни-ков и крестьянских гумен. Усадьбы обыкновенно помещаются или на берегах рек или оврагов, где можно запрудить пруды»4. Это определение по сравнению с предыдущим существенно уменьшает размеры усадьбы, сокращая их до участка, находящегося под постройками, что в принципе правильно. Но согласно такому определению усадьбой могут быть названы даже одни хозяйственные постройки без жилых, которые в сочетании с угодьями имеют свое название - экономия, иными словами - крупное помещичье хозяйство. Ряд имений, находившихся на юге России, никогда не имел усадеб, а лишь состоял из экономии, которую обслуживали управляющий и рабочие (жилых построек для них и большого хозяйственного комплекса)5. Назвать это усадьбой в современном понимании этого термина, да и тогдашнем, невозможно. Нет у И.И. Березина и характеристики отличий помещичьей усадьбы от крестьянской, которая состоит из «таких же строений».

Любопытно, что этот термин проигнорировали, самый известный энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона, двадцатитомная «Большая энциклопедия», издававшаяся в 1900-1909 гг. под редакцией С.Н. Южакова, другие авторитетные издания.

Другие дореволюционные «усадьбы» являются вариантами статей из В. Даля и И. Березина, и в силу своей компилятивности не имеют самостоятельного значения.

В постреволюционное время в трех изданиях «Большой Советской энциклопедии» определения «усадьбы» в сущности схожи и наиболее емко формулируются в третьем издании А.Ю. Беккером: «Усадьба в русской архитектуре - комплекс жилых, хозяйственных, парковых и других построек, составляющих единое архитектурное целое»6. Однако понятие «единого архитектурного целого» достаточно абстрактно, в него может не попасть ряд интересных построек, сооруженных поодаль от остальных, кроме того, такое определение усадьбы опять-таки оставляет весьма широкий простор для толкований. Ведь не сказано, чем она отличается от других архитектурных комплексов. А нечеткое определение дает возможность понимать под усадьбой совокупность самых разных зданий и прилегающих к ним территорий, в т.ч. общественных или культовых. Так, Общество изучения русской усадьбы относило к объектам, по его мнению составляющих памятники усадебного искусства, в ближнем Подмосковье, здание бывшей почтовой станции в селе Черная Грязь и разновременный комплекс сооружений Перервинского монастыря, ныне расположенный в черте города7. Определенную роль в этом, по-видимому, играл тот факт, что в 1920-х г.г. в системе Народного комиссариата просвещения существовало особое управление, ведавшее музеями-усадьбами и музеями-монастырями. Здесь, безусловно, более учитывались не научные, а ведомственные интересы: автором определения «усадьбы» в 1-м издании «Большой Советской Энциклопедии» был член общества А.И. Некрасов8. В определение «усадьба» Большого Энциклопедического словаря добавляется, что усадьба не только архитектурное, но и «хозяйственное целое». В нем отмечено, что крестьянская усадьба «...включала избу, гумно, хлев, покосы и др.», помещичья - «...барский дом, обслуживающие постройки, парк, церковь и т.д»9. Но такое деление также нечеткое: гумно, хлев, покосы могли быть и у помещика, при отсутствии церкви и парка. «Дом» и «изба» - понятия также достаточно абстрактные, а в усадьбах XVI - начала XVIII вв. они нередко отличались лишь размерами. Недаром бывший московский уездный предводитель дворянства князь Алексей Борисович Голицын еще в 1791 году в письме к своему брату Владимиру писал о том, что приехал в свою подмосковную усадьбу Узкое охотиться и из-за довдя «...трое сутки сидел в избе и из терпения вышел»10. Здесь слово «изба» обозначает - деревянный господский дом.

Одно из последних по времени определений принадлежит А.В. Степанову и Н.Ф. Метленкову - авторам книги «Архитектура», изданной фондом Д. Сороса. Для них это «вид жилья: участок земли с комплексом необходимых для определенного уклада жизни сооружений (жилой дом, хозяйственные постройки, парк или сад, пруд или бассейн и т.д.)»11. На наш взгляд, оно наиболее правильно, так как суммирует основные сведения об усадьбе. Но очевидна неполнота и этого определения, поскольку и здесь назвать усадьбой можно достаточно большое количество объектов, на деле не являющихся таковыми.

Поскольку русская усадьба - явление очень многогранное, охватывающее практически все стороны жизни человека, - создавалась и складывалась на протяжении многих веков, трансформируясь и эволюционируя, то едва ли можно все это загнать в несколько сухих слов справочного издания.

Долгая история формирования усадьбы, ее становление и гибель, должны быть уложены не в одно определение, а в несколько. Усадьба трансформировалась, переживала взлеты и падения, и ее определение на каждом этапе должно будет несколько отличаться от последующего. Для того, чтобы сформулировать их, необходимо в первую очередь составить типологию русской усадьбы с учетом основных путей ее развития., тем более, что имеющиеся классификации, составленные с архитектурной точки зрения (деление усадеб на дворцовые, близкие дворцовым, т.е. дворцового типа, и т.п.), на наш взгляд, достаточно спорны.

Наиболее распространенным типом усадьбы первоначально был так называемый загородный двор или дом. Двор, по В.И. Далю, «место под жилым домом, избой с ухожами (угодьями - М.К.) и оградой»12. В данном случае здесь более близко подходит значение слова «дворец»-»уса-дебка особняком». В сущности загородный двор - это небольшое загородное имение, где почти ничего нет, кроме усадьбы. Можно сказать, что это форма усадьбы в чистом виде, где все сельское хозяйство сведено к минимуму и играет более «декоративную» роль, нежели действительно направлено на удовлетворение насущных потребностей владельца.

Загородные дворы исчезли как явление к середине XIX в. С того времени они перестают значиться в документах. Это объясняется достаточно просто все загородные дворы вошли в черту Москвы и превратились в городские особняки.

Параллельно с загородными дворами существовали и усадьбы в более близком нам понимании этого слова. Но поскольку жить вдали от городских стен в определенные исторические периоды было небезопасно, их устраивали лишь лица, принадлежавшие к самой высшей знати: представители правящей династии и наиболее приближенные к ним бояре, имеющие средства, чтобы содержать достаточно много вооруженных слуг. Впрочем, и это спасало далеко не всегда. Так, в 1568 г. Иван Грозный со своими опричниками уничтожил много усадеб в Подмосковье, принадлежавших попавшим в опалу приближенным. Причем дружина не щадила никого - ни людей, ни домашних животных13. Недаром в усадьбах их владельцы постоянно не жили, наезжая от случая к случаю поохотиться или проведать приказчика. События смутного времени также уничтожили много усадеб в Подмосковье. В писцовых книгах нередки выражения вроде «бывшее сельцо Воронино, ныне пустошь», означающие что там когда-то была усадьба.

Усадебные постройки (в отличие от загородного двора), как правило, строились в больших и богатых имениях, приносящих доход, т.е. были временными резиденциями владельцев, которые с XVII в. начали бывать в них все чаще и чаще. Косвенным свидетельством этого является строительство церквей, первоначально деревянных. Со 2-й пол. XVII в. они заменяются каменными. Появляется свой, специфический тип храма «вотчинной архитектуры», характерный только для усадьбы. Это чаще всего небольшая компактная стройная церковь, объединенная архитектурно с колокольней, устроенной в одной из верхних глав, как правило, центральной. Такие памятники сохранились в селах Фили, Зюзино, Троицкое-Лы-ково, вошедших в черту Москвы, и др.

Перенос столицы из Москвы в Петербург и соответственно переезд царского двора резко отражается на подмосковных усадьбах. Они дешевеют, частично уничтожаются за ненадобностью, переходят к другим менее родовитым владельцам. Лишь воцарение Елизаветы Петровны, нарочито демонстрировавшей любовь ко всему русскому, и ее частые приезды в Москву вернули былую славу подмосковным. С середины XVIII века в них начинается интенсивное строительство. Итак, 2-я пол. XVIII - нач. XIX вв. -являются «золотым веком» русской усадебной культуры. Именно тогда нашел свое архитектурное выражение тип барской усадьбы, прочно закрепившийся в массовом сознании: барский дом, украшенный портиком с колоннами, флигеля, службы, парк, пруд, церковь... Последняя, как правило, являлась свидетельством высокого жизненного уровня помещиков.

Памятники того времени в своей значительной части сохранились. Но уцелели, в большинстве своем, сооружения, выполненные из долговременного материала, за которыми ухаживало несколько поколений живших в усадьбах семей. Но они - великолепное Архангельское, Остафьево, Михайловское, Дубровицы, Ивановское и многие другие, есть только одна сторона медали. Рядом с ними существовали и рядовые усадьбы, невыразительные по архитектуре, которых было большинство. Они создавались в относительно небольших имениях, которые неоднократно меняли владельцев. Безусловно, приобрести или продать относительно небольшой участок земли было намного проще, нежели огромное богатое имение с роскошной усадьбой, переходившее из рук в руки по наследству. Поэтому на небогатые усадьбы чаще всего находилось много покупателей. Частые переходы усадьбы из рук в руки не способствовали созданию традиций. В небольших усадьбах нет богатых коллекций картин, мебели, библиотек, других редкостей. Помещик в них не чувствует своих корней. Как легко это к нему пришло, так совершенно легко в один прекрасный день может уйти. Небольшие усадьбы часто не имеют храмов, даже при наличии фамильных некрополей. Помещики предпочитают хоронить своих близких либо в приходах своих московских домов, либо в монастырях.

Дома в таких усадьбах, как правило, были деревянными, т.е. недолговременными. Значительная их часть погибла еще до 1917 г., а до нашего времени достояли практически единицы. Таким образом, этот тип объектов, не имеющий особой архитектурной ценности, стал редким в Подмосковье и других регионах страны. Поэтому основными объектами исследования, как правило, являются усадьбы большие и богатые. Их культура, быт и образ жизни их владельцев обычно проецируются на все подмосковные, что едва ли верно.

В особый отдел необходимо выделить и загородные дворцы. У нас нередко употребляют это слово в его извращенном понимании, бездумно применяя к любому достаточно большому и красивому зданию, хотя в действительности этот термин имел свое достаточно конкретное значение. Дворцами назывались дома, как в черте города, так и в его окрестностях, в которых имели пребывание лица, относящиеся к правящей династии, и их ближайшие родственники, носившие титулы: великий князь, княжна или княгиня или титулы иностранных царствующих домов, например: герцога Лейхтенбергские и принцы Ольденбургские.

Необходимо выделять усадьбы, строившиеся как дворцовые, и усадьбы, ставшие таковыми в силу кратковременного пребывания в них какого-либо лица из императорской фамилии. Так, например, Останкино стало дворцом лишь в 1856 г., когда в нем жил перед коронацией император Александр II14, то же самое можно отнести к Архангельскому, Кускову и некоторым другим усадьбам. Поэтому применяемый архитекторами термин «усадьбы дворцового типа» является бессмысленным. Для частновладельческих усадеб категория «дворцовость» была наносной, случайной.

Безусловно, представители царствовавшей династии старались жить в домах в основном у достаточно богатых своих приближенных, хотя отдельные их представители в своих путешествиях по стране не брезговали и небольшими домами. Известные домики Петра I, разбросанные по многим городам, в сущности были ничем иным, как дворцами.

Как правило, в подмосковных дворцах постоянно никто не жил. В редкие приезды императора обычно ограничивались приготовлением к приему дворца в Московском кремле. Дворцы в Подмосковье использовались или как казенные квартиры для служащих, или пустовали. Этот тип усадеб в Подмосковье фактически изжил себя еще к нач. XVIII в. Он оказался нефункционален. Огромные помещения, предназначенные для императора и его свиты, а также хозяйственные постройки оказывались ненужными, т.к. Москва не была постоянной царской резиденцией. В связи с этим они разрушались сами собой. Пытались поддерживать главным образом те дворцы, которые находились недалеко от города: Петровский, Нескучный и др. Но это были полумеры.

Результатом эволюции усадьбы явились дачи. Это слово первоначально имело совсем другое значение. Дача обозначала землю, данную кому-либо за службу, С XIX в. дачами стали называть места летнего отдыха, небольшие наемные помещения, сдаваемые на лето, как правило, в подмосковных усадьбах15. Организация дач была связана с дальнейшим развитием Московского университета и привлечением в него значительного числа разночинной интеллигенции. Эта категория лиц обычно не имела своих усадеб в Подмосковье. Чтобы не уезжать на лето домой, нередко они снимали в помещичьих усадьбах отдельные небольшие флигельки. Таким образом с того времени дача стала одной из функций усадьбы. Позже, в середине XIX в., университет уже сам снимал отдельные усадьбы, например, Зюзино в качестве дач для студентов и преподавателей16. А.И. Герцен одно время снимал в усадьбе Соколове флигель под дачу, куда приезжали его друзья, Н.Х. Кетчер и др.

Таким образом, подводя итоги, следует подчеркнуть, что процесс эволюции усадьбы можно представить несколькими категориями:

1. Загородный двор.

2. Усадьба:
а) крупнопоместная, б) среднепоместная, в) мелкопоместная, г) дворцовая.

3. Дача.

Как видим, эволюционно усадьба пришла практически к тому же, с чего началась, поскольку дача и загородный двор типологически очень схожи, что отметил еще П. Сытин. Все типы усадеб являются одним из наиболее существенных элементов землевладения, имением. Даже дача была имением владевшего ею лица. Таким образом, определяя усадьбу, надо учитывать то, что она есть часть имения (или все имение).

Специфика формирования дворянской усадебной культуры позволяет утверждать, что усадьба - это в первую очередь - уклад, т.е. образ жизни, и, следовательно, в первую очередь, жилье. Безусловно, в состав усадьбы входят принадлежащие к ней жилые, парковые, хозяйственные, служебные и культовые сооружения, составляющие единый культурно-хозяйственный комплекс. Нужно отметить, что специфика усадьбы в том, что её создателем было всегда частное лицо. В таком качестве выступал и император. Он строил себе усадьбу в Подмосковье как самый крупный помещик, но, разумеется, в силу своего статуса пышнее и роскошнее существующих.

Соединив вместе все вышеизложенное, получаем следующее: загородная усадьба есть исторически сложившаяся территория с архитектурно-хозяйствен-ным комплексом сооружений, необходимых для определенного, уклада жизни, в первую очередь жилыми постройками, принадлежавшими частому лицу, Огме-тим, что это определение в общей сложности верно только для дворянских усадеб. Территория крестьянских - не есть исторически сложившаяся. Границы их наделов часто менялись, крестьян переселяли в зависимости от произвола помещика.

Обратно*к содержанию книги*Далее
Примечания:

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. IV. М., 1994, Ст. 1065.

2. Там же., Т. I, Ст. 951-952.

3. Там же, Т. I, Ст. 951.

4. Русский энциклопедический словарь. Отд. IV. Т. III., СПб.: 1878, С. 110.

5. См. также: Коробка М.Ю. Терминологические вопросы в изучении усадеб. // Российская провинция и ее роль в истории государства, общества и развитии культуры народа. Ч. II Кострома, 1994, С. 51.

6. Большая Советская Энциклопедия. Изд. 3, Т. 27., С. 96. (БСЭ).

7. Памятники усадебного искусства. Московский уезд. М, 1928, С 66-67,104.

8. БСЭ, изд. 1-е., Т. 28. М., 1930, С. 165.

9. Большой Энциклопедический словарь. Т. 2. М,, 1991. С. 531.

10. ОР РТБ. Ф. 64, К 93, Ец. Хр. 40. Л. 1 об.

11. Степанов А.В. Метленков И.Ф. Архитектура. М, 1994. С. 224.

12. Даль В.И. Указ. Соч. Т. I. Ст. 245.

13. Уманец Ф.М. Митрополит Филипп // Древняя и новая Россия, 1877 № П.-С. 208.

14. Любецкий С. Окрестности Москвы в историческом отношении. М., 1880.-С. 72.

15. Стернин Г. От усадьбы к даче // Художественная культура XIX - нач. XX ваМ., 1986.-С. 75.

16.ОР РГБ.Ф.177.

© Общество изучения русской усадьбы 2010-2017